Tag Archives: Африка

Первые крыши черного континента

Первые крыши Африки взяты на севере Египта в древнем городе у Нила. Лучшие александрийские сооружения, как то кварталы вдоль набережной Корниш, расстроены в 19 веке в разгар европейской культурной экспансии.

Замок из ночей Шехерезады или кадры диснеевского мультсериала, кому как больше по душе, видно в облике Кайт-Бея. В окружении редких  деревьев и финиковых пальм среди плотной застройки сложно не заметить бежевые минареты мечетей, хотя купола старинной Эль-Мурси Абуль-Аббаса среди той кучи можно прозевать. Сети из проводов в лабиринте Александрийской «фавелы»,  где неслась обратно в порт наша черно-желтая «семерка» Жигули, дают понять откуда растет порядок.

Шины, рельсы и копыта

Как для любого большого города, пробки Александрии составлены в едва колеблющийся график. В них трафик и правила произвольны. Многое решает нахальная рожа и заклинивший клаксон. Таксистам на вездесущих LADA седьмой модели правила не писаны вовсе.

  Самым народным после трамвая, какие есть даже двухэтажные, нужно определить набитый до потного упора лбом в стекло белый японский микроавтобус. Вот это по-нашему!

Как и водители японских маршруток, в погоне за рентабельностью бомбилы стараются запаковать салон попутчиками до упора коленками в подбородок…и желательно соседу. Видовой признак александрийского такси в раскрасе: крыша и потертые крылья черные, все остальное ярко желтое. Все вместе должно значить «Опасно!». Редко видно жигуляху другого цвета и, поэтому, назначения.

Любой украинский город-миллионник безнадежно отстал в статистике семерок на 1 км. кв. Если предположить, что у отправленных на лом авто есть рай, сверкающий полировкой небесный салон с ароматом свежей елочки, и ад – шоу  неистовых краш-тестов, то Александрия в центре ада. Всем семеркам дорога в пекло.

Что можно выдумать, чтобы остановить такси? Поднять руку, свиснуть, замахать…так банально, а может, показать жо…хотя это приведет к иному результату. Обмахивать лицо веером у дороги, взбалтывать коктейль на обочине, сигналить оператору крана на перекрестке, звать на языке глухонемых любимого на остановке, забивать гвоздь виртуальным молотком  принято, чтобы остановить такси. Вырабатывай стиль, учись стопить артистично!

Алекс урбанистический портрет

Среди дичайших хитросплетений района Анфуши и припортовых чигирей я видел не парадную сторону Александрии, где белый человек нечто вроде примата из Красной книги. Все знают, что он есть, но никто его не видел. Скупой образ составлен из пестрых картинок, подогнанных в памяти как плитки угловатых мозаик на сотнях тысяч советских стен.

Первый элемент очерчен не нефтяным пятном и не  другой катастрофой, а коричневым облаком выброшенным в море из Нила вокруг Большой Александрии. Границу соленого и пресного видно без аэросъемки и спутника, хороший ракурс открывается с высоты ходового мостика.

Над мегаполисом нерушимо стоит сивая смесь промышленных и автомобильных газов. В этом небе не хватает мозаичных звезд, чтобы составить из плитки двух счастливых космонавтов у ракеты «СССР». Желтые и бежевые александрийские кварталы в широкоформатной панораме без рамки обманывают чужака как предвыборные обещания.

Прочь  хорошее впечатление! Смотрите сраной правде в лицо. Термитники с окнами и дверьми прикрытыми от солнца дощатым хламом, магазины торгующие хламом, хлам среди магазинов, дощатый хлам прикрытый домами есть в старом центре Анфуши, бедном пригороде  и Эль Декхейле.

Плотная застройка теряется на оконечности далекого мыса, образовавшего Александрийскую бухту. Там расположены престижные районы: дорогие гостиницы в зданиях XIX века, торговые и бизнес центры, чистые улицы. Картины шитые золотой нитью, а поверх все то же сивое небо без космонавтов. Купальный сезон в разгаре. Пляжи Анфуши местами схожи с городскими свалками, но какая разница детству, если вода теплая и песок лепится.

Главное не бояться добавить красок, чтобы увидеть кальянные с закадычными табачными самоварами, куда идут поболтать как на вторую работу, обсудить политическую картину с высоты стакана приторно сладкого чая. Правильную палитру подобрать вместе с уличными торговцами фруктами у деревянных телег, где среди обычного ассортимента ярких цветов есть и черт знает что-то. Его тоже можно есть и оно зеленое в пупырышек. Если получать в лицо, то  лучше мягким помидором.

Бесценно узнать, что мороженное здесь любят. Продают много, часто, дешево в схожих с итальянскими только в холодной основе”джелатериях”. По вкусу, безбожная химия и молока как кот наплакал, но на то оно и современное искусство. Выпить за один присест по цене кило сахара стакан мангового фреша, сделать вдох, и попробовать другой фрукт.

Кофе из тележек с серебряными баками-канистрами, дальний родственник хлебному квасу из желтой бочки, привносит в картину стиль ретро. Как в старые времена, всем полощут одни и те же стаканы, и на коммунистических мозаиках лозунги в едином русле.

Египет на границе гражданской войны не вселяет надежд  поклонникам свободных путешествий, а фанатам топчанного отдыха с all inclusive что так, что эдак делать в Старом городе нечего. Возможно, работа затянет в Александрийский порт, но за морской солью приправленную зарплату меня здесь не увидят.

Крепость из арабской сказки. Александрия

Крепость  охраняла подход к Восточной гавани Александрии с XV  века и вплоть до плотной бомбардировки британским флотом в 1882 году. Укрепить важный порт на побережье Средиземного моря крепостью на островке Форос, где стоял с II века до н.э. по XI век Александрийский маяк, приказал черкес по происхождению султан Аль-Ашраф Саиф аль-Дин Кайт-Бей. Есть основания полагать, что подмуровки сложены из камня оставшегося от маяка.

Восстановленный Кайт-Бей «светит» бежевыми и желтыми блоками днем как тот маяк пылал ночами. Особенно хорошо сморится с набережной Корниш. Последнюю реставрацию провели в 1984 году, и честно говоря, от встреченного пижонства не покидает ощущение новодела.

Внутри двух рядов стен вместился просторный и свободный от построек плац с популярными у маленьких посетителей пушками XIX века, пальмами и «Не ходить» газоном. Под широченными, годными для строевых занятий стенами крепости находятся широкие, дарящие влажную прохладу казематы. Здесь в арках бойниц прячутся влюбленные пары, а там где никто не мешает пройти видно бьющиеся в укрепленный валунами берег море, вход в Восточную гавань, скопление зонтов на площади перед крепостью и десяток рыбаков переносящих полуденный жар на оконечности мола.

За что вас так, рыбаки!?

За главным входом, за барбаканом и вторыми воротами  лицом к плацу стоит четырехбашенная, прямоугольная  цитадель с традиционным каплевидным куполом и полумесяцем на шпиле в окружении округленных зубцов. Всего одна арка входа, в стенах чередуются бойницы и пушечные амбразуры. Внутри располагалась мечеть, арсенал, жилые помещения гарнизона. Сегодня кроме пустых залов можно посмотреть разве что мозаику. А, ну конечно, в одном из залов ухало и выло. Вокруг столпились люди, оживленно переговаривались, смотрели в пол. Что, что там такое интересное, что? В полу цитадели прорублены отдушины,  через которые волны нагнетают внутрь сдобренный морем и городским мусором воздух.

Восточная  гавань рядом с крепостью вместила гребную флотилию пестрых как карамельные обертки рыбацких лодок и длинных моторных челнов. У причалов стоят баркасы солиднее, однотипные неокрашенные корпуса в работе на верфи рядом. От крепости к кварталу Рас эль-Тин и началу набережной Корниш нужно пройти мимо торгового ряда с сувенирами, вдоль старых разноцветных зонтов уличной чайной, мимо проката кибер-панк велосипедов. Вариаций самопальных конструкций несколько видов, но ни один велотреш так не привлекает как конная прогулочная бричка с которой что-то орет вспотевший бородач-извозчик.

После крепости оставалось немного времени осмотреть квартал Анфуши. Я съел какой-то зеленый в пупырышках фрукт с лотка. Остался жив и рискнул на мороженное в одной из многих джелатерий. Встал, в бричку не сел, черно-желтому такси отказал и прошел по набережной минут двадцать, чтобы увидеть, как резко контрастирует с  многоэтажным беспорядком в переулке одна из самых старых мечетей Александрии  Абу эль-Аббас эль-Мурси. Внутри холодно, спокойно и поэтому часть людей молится, часть переговаривается на деревянных резных скамейках, а другие так и вовсе спят на ковре кто где горазд.

Если необходимо поместить сказочный замок среди иллюстраций «Тысяча и одна ночь», можно брать исходной моделью цитадель крепости Кайт-бей, и как ни крути, а получится хорошо.

Рыночные отношения

Бомбила с которым я ехал к крепости Кайт-Бей хорошо знал английский. Он умел сказать «Окей» и по его мнению это было хорошо. Вся пробка до Александрии прошла в попытке сладкими жестами и вариациями «чоколад-шоколад-чоколата…» узнать, где можно купить двухкилограммовую плиту черного шоколада.

 Мужик остановился черт знает где-то в районе Анфуши. Сказал второе фирменное слово «уон миныт» и вернулся с гидом. Так не доехали до крепости Кайт-Бей, и так я заглянул на базар. Местами с мусором, не новый, с резким запахом, красочный, живее некуда, шумный базар для своих. Он спрятался от большой улицы во внутренние переулки без остатка. Среди пыльных многоэтажек под холщовыми навесами размеренно шумела толпа. Глаза не успевали ловить всю пестроту и разнообразие форм, а узнавать на бегу получалось только привычные вещи. Я больше смотрел по сторонам нежели вперед, где путеводная лысина Юсуфа указывала правильное направление.

Лица торговцев, увиденные на большом рынке по дороге обратно в порт, многого стоят. Под открытым небом среди пустующих цехов промрайона вдоль дорог на перекрестках и тротуаре каким только хламом не торгуют. Он и блошиный, он и свалка с которой тащат домой сокровища Империи ньюфараонов,  возможно пригодится потомкам. Может быть когда-то!

-Так что, при Мубараке было лучше жить? – Нужно разговорить девушку, подсевшую с маман в черно-желтую семерку. Сам сидел впереди, старался не упустить детали района, где с визгом и стонами двигателя несся таксист.

– Ну у у… – Заулыбалась, запнулась не зная чего ожидать выложи она всю государственную измену.

– А сейчас гуд? Хорошо при Мурси?

– Не хорошо.

-А при Мубараке?

-Было лучше. – Мамаша помалкивала, изредка кивая под комментарии.

-Интересный у вас рынок в Александрии. – «Ага, как же, пиздец какой интересный» – ответили её глаза. – У нас в Украине тоже есть такие.

– Нет. У вас нет.

-Есть, есть. – Не такое, но что-то в духе.

Привычные цифры ушли от каллиграфии, которой пользуются  арабы на ценниках. Как тут не обсчитать дорогих гостей!? На улице торговый спор залог выживания, до тех пор пока не покажут на прайс-лист. На арабском и с клиньями вместо цифр.

За неделю до революции в Египте

Если о политике, на борту фигурировала одна тема – при Мубараке было лучше, так как в Украине было лучше при Кучме. Тут стоит задуматься, а было ли  хорошо и кому. Большая часть населения не довольна  Мурси, законно избранным президентом.

– А чего ты тут вот так торгуешь? – спросил  молодого парня кричавшего о скидках хохлам, подразумевая грязный порт, условия, нестабильность. Он хорошо говорил на русском.- Здесь ведь нормально не заработаешь,  перспективы нет.

– Знай я. Но нэт работа. Вот у меня вчера  университет диплом получил, а где идти? Мубарак была лучше жить!

Другие спекулянты после фамилии старого президента утвердительно кивали вместо комментариев.

-Какой диплом?

– Экономик, нет работать. Раньше была лучше. Хатели с друзями паехать в Шарм атдахнуть за университет, нет билет. Опасна ехать на поезд, опасна  места больше.

Собрав все, получиться что, жить стало хуже, экономический рост прекратился, люди не могут найти нормальную работу, да и просто работу тоже не могут, километровые очереди на заправках и медленное обнищание  простого народа.

Уличный парикмахер худой как та мумия, в прошлом суровый алкоголик, с утра и до поздней ночи просидел у трапа в ожидании хоть одного клиента  ближе к полуночи с ним был полностью согласен. Девушка студентка в библиотеке  Александрина с товарищем, скромно, тихо, но тоже согласны. Новые и новые спекулянты на борту все согласны, рыбаки у вонючей воды единогласно. Попутчики, кто понимал английский, кивали, что таки да. В стране назревали новые витки последней революции.

Шариф, таксист до Библиотеки у которого зять военный офицер в Александрии, за недели полторы до начала волнений рассказал о готовящемся перевороте, как о том в чем нельзя сомневаться. Как то само собой разговорились о политике. У меня со всеми как-то получалось на больную тему, потому что на благодарную почву. С его слов, тогдашний власть держатель, друг религиозных фанатиков, протектор террористов, чего никто не ожидал и все в итоге оказались в легком шоке, по факту переросшем в новые тяжелые волнения к концу июня. Сбылось, дня через 4 после отхода из Египта.

Как пройти в библиотеку, в Большую Александрийскую

Архитектурные решения Египта не ограничены древними достояниями Гизы и Луксора, новейшей застройкой Каира или «линиями» от моря Шарм-эль-Шейха или Хургады. Библиотека Александрина,  преемница известной в античном мире Старой Александрийской библиотеки, как финал многих лет научной и проектной подготовки, переговоров, сбора и распила нефтедолларов с окружающих халифатов открыла двери в прохладный холл с  2002 года. А поэтому, даже после секьюрити чека и знойной улицы дважды приятный.

Культурный комплекс находится не далеко от места, где разбросаны останки утонувшей и сожженной, на набережной Корниш у Средиземного моря. Вокруг всегда полно молодежи, и не всегда от большой тяги к отпечатанным знаниям. Через дорогу расположен университет, а в затененных углах и на бордюрах у Александрины можно укрыться от солнца и посидеть с друзьями.

В декор здания вплетены архитектурные черты эпохи фараонов, блеск и воздушность стекла и стали или наоборот,  грубость каменных глыб. По размерам библиотека сопоставима с корпусом  столичного университета, но книг внутри хватит на десяток: 500 тыс. доступно, 7,5 млн. в хранилищах.

Облицованный гранитом купол с широким стеклянным фасадом  выполнен в форме наклоненной к морю шайбы. С другой стороны гавани, с мыса на котором стоял Александрийский Маяк,  все смотрится как раковина моллюска. Пропускающий солнечный свет свод читального «амфитеатра» держат тонкие, высоченные  колонны. Часто на листовках видно, как со стороны моря нижняя часть купола спрятана под водой. Резервуар над залом пустовал.

Кроме каскадного читального зала в 70 000 м², сотен тысяч книг на 11 уровнях, здесь работает несколько музеев, библиотека для детей и для слепых, галереи искусств. В зале  размещена выставка  старых печатных станков и арабского клише, образцы книгопечатанья и использовавшейся бумаги.

И среди всего этого букинистического рая есть небольшая, но не последняя деталь. На каждом уровне в ряды выставлены иллюминированные вдоль торца лампами дневного света книжные стеллажи, бери с полки что хочешь. Коридор в самый раз, чтобы шагая меж книг в свете ламп вообразить себя в фантастическом жанре литературы.

Арабская сделка в порту Эль Декхейлы. Египет

Гибралтар  позади. С рейда британской «заправки» методом прокрутки винта и попутного течения Зинаида  пошла на восток в круиз по Средиземному морю. За неделю неспешного хода видели побережье Алжира, заметили Тунис и Ливию, полоску южной Сицилии и весь север Мальты. Все и ничего. Как толстый папирусовый манускрипт Африка разматывалась понемножку, подводя нас к легенде о древней  Александрии. Ни капли дождя, ни тучи в небе, спокойное море вокруг. Всегда два-три попутных или встречных теплохода рядом. Не все спешат, и мы не спешили.

В один из сонных дней нас вынесло к плоскому побережью северного Египта. Подобрали шаромыжника-лоцмана (традиционно клянчат сигареты) и с получасовой остановкой проследовали «Самым малым» мимо мола в гавань Эль Декхейлы (англ. El Dekheila), пригорода четырехмиллионной Александрии. Зину втулили среди других балкеров, тесно и никого при этом не обидев. Она была самой красивой.

Пилот не ступил на пыльный причал у мерзкой, вонючей как из канализации воды, а на борт устремилось портовое кодло. Да, они мне сразу не понравились. В авангарде неловко ступали агенты с помощниками: Хромой, Старый и Согбенный – это все один дед, Блатной Бородатый Данетский, толстый  с усами Носитель Великой Агентской Печати, и много-много не скромных подагентьишей. За ними как основная сила ринулись самозванцы. Чтобы пробраться к экипажу люди делали вид будто явились по важному делу, что без них нам тут и “приехали”. По факту были спекулянтами с полными сумками сим-карт, модемов, электроники, телефонов, компьютеров и все, off course, original и only по самым харошим ценам и только для тибя карифан-друг-братэлла.

 Все были в Одессе:

– У дяди жил. Где? На Таирво… ага. А ты где живешь в Адыссе?… Телефон нада, хароший, сониэриксн? Не нада… а что нада?

-На 7 киламетрэ таргавал. Что? Да, Шаурма ест… Духи нада? Хароший духи, фирменный Хуго босс. Давай два за сто? Лучший цэна. На паробуй.

 Любят поговорить и вспомнить, если могут связать пару слов на английском или русском:

– Украина хароший, красивый женщин. СССР  какой старана был. Лучший друзья Игипет.

 Имеют козырный интерес и ищут индивидуальный подход:

 – Сколько Украина?  Капитано откуда? А филипинс? Есть…ммм… Много филипинс? А еще кто Кроатия, италиано? Нет, нет!? … еврей есть, джуиш?

– Ukrania, Rasha – харашо, гуд. Евреи – не харашо, нот гуд.
Базар развернулся у входа в надстройку.

– Эй! Иди сюда, брателла! Русский!?

-Как дела, брат!? Заибись? Иди сюда, брат! Что нада, телефон? Мадэм? Интернет?

 На замасленную столешницу легли товары. Рядом устроились кто-где и как попало египтяне, зазывая всех кто был, и всех кто появлялся.
-Хахлам нада делать скидки! Вот сматри!

 -Жора не баламут! Нет, –  арабский Жора смотрит в сумку и выбирает что показать – Жора не баламут! Хароший цена, бери три статуэтка за 50!? Давай!?
С утра и до ночи и каждый день до самого отхода. Кому-то нравится торговаться или быть обсчитанным? За этим не было нужды ходить далеко.

-Сматри карифан. Вот, можешь включить… Только для тебя уступлю! Давай за двести десить. Эй, друг, сматри, какой хароший натбук. Только для тибя. Что? Не нада… Карифан-брателла-друг что нада?

-Ничего все есть у меня…вот сматри…ничего есть.

Fashion safety glasses profit

– Эй! Оуу! эЙ! – Выглядываю на причал. Там внизу мужик держит в руках велосипед с коробкой на багажнике. Спекулянт.

– Эй! Ачки нада!? – Смотрю на него и думаю «Мне лень отвечать или мне лень думать, что отвечать?»

-Нет.

-Ачки нада? Давай ачки!?

– Ноу-нид-ачки! Не нужно!

– Эй! Оуу! Что есть? Парашок есть? Мыло есть? Давай что есть!?

– Ничего нет.

– эЙ! Что есть? Парашок, мыло? Менять давай!? – Cейчас эйкну чем то тяжелым…

-Нет ничего. – Отошел от фальшборта. Думал, уйдет. «Эй! Оуу! эЙ!» известило – думал зря. Видали мы таких очконосов в Колумбии, и этот попался из упрямых.

–Эй. Ачки менять давай. Хароший ачки по 25 доларов.

-??? –Жара-полдень, выгрузка приостановилась. Делать нечего, давай показывай, что там у тебя .

– What!? За 25 зис шит!?

– Ниравится? А этот, равиться? Иди сюда, вот…- Звал  на причал.  – Парашок есть? Батинки есть?

– О, ботинки есть. – В шкафу остались от уехавшего кадета. Все думал выбросить.

– Вот! Иди сюда.

– Эй! Оуу! эЙ! Иди сюда, ачки, давай, брасай, давай.- Меняла как взбесился.

– Поднимайся, смотри ботинки, забирай. –  Мужик стиснул руль, оглянулся и подниматься не захотел.

Он мне – спускайся. Я – подымайся, а  если не хочешь, то и езжай. Клюнул как пиранья на кусок свежайшего с кровью. Зовет доходягу тальмана. Вручает с напутствием темные очки в целлофане. Посылает по трапу вверх. Встречаемся на середине как агенты из черно-белых фильмов, опасаясь, видимо, секретного приема он тыкает в меня посылкой издали. Они ущербные,  тальман не получает сигарет и медленно спускается обратно.

– О-у-у-у! Нравится? Давай сюда! Менять…

Чтобы закрыть вопрос, спускаюсь вниз и выбираю с боем центовую китайскую пластмассу прошлогоднего тренда. Доходяга стоит сбоку и клянчит за «переговоры» пачку сигарет или чего угодно. Очконос уходит перепродавать ботинки водителям грузовиков. А я все думал, где мне взять такие Ray Ban или Oakley, чтобы на палубу не жалко было взять.

Пробазарили

«Бизнесмены» принимали заказы на доставку свежих и сухо- фруктов, восточных сладостей, продуктов, алкоголя.

 Нагрели всех, кого-то меньше, других больше: на второй день поломалась батарея, у  других было видно голимый china made еще в коробке, виски разбавлен, по минимуму всех обманули с интернетом вместо 6 Гб обещанных– 1,3 Гб.

– Сматри вот, ориджинал. Такого нет… Вот, ориджинал, а вот нет ориджинал много… если хошешь за 10 долар. Лучше вот. Сколько стоит Бвулгари и Лакост в каталоге! Даю, дешевле, ориджинал. Давай три за 120 и все!? Карифан!

 Приходили  до предпоследнего дня, и разные. Кто успел хитро втулить, больше не появлялись. Большей портовой наглости и желания нажиться я не встречал, но ничего, то ли еще будет.