Tag Archives: буфет

Вредные советы начинающим assistant waiter’s. Часть II.

 

Кофе и еще раз кофе!

Никогда не спрашивайте гостей «Что вы будете, чай или кофе!?». Это плохая практика. Как только гость увидит на соседнем столе чайничек или вы скажете о такой возможности, начинается чайная эпидемия (англичане чай требуют почти поголовно, американцы чай пьют мало, но все же бывает). А приготовить чай на круизном лайнере, это как станцевать танец призвания дождя. В galley собирается очередь за кипятком, приходится бегать по ресторану в поисках именно этого вида чая, забивать карманы чайными пакетиками, прятать их по тумбочкам и бороться за последний пакетик English Breakfast tea. У меня были гости, которые узнали что в ресторане тоже можно пить чай только в последний вечер круиза.

Подходите и сразу в лоб спрашиваете: «Кофе, мадам/сер?», «Вам кофе, нет!? А вам? Нет, Отлично!» и быстро так обходите весь стол. Кто успел согласиться на кофе, ну ничего, дайте. Кофе набирается в термосы до посадки или во время ужина. Как удобней, но во многом зависит от судна: учтите очереди и неисправность кофеварок, неопытный  кофемэн который не успевает заваривать кофе и его вечно не хватает.

Есть на судне два вида кофе – regular с кофеином или decaf без оного. Мало кто разбирается по вкусу где одно, а где другое. Но многие пекутся о здоровье и заказывают decaf, в то же время сметая тортики и гамбургеры. Брать два вида кофе трудно, поэтому я всем давал одно и то же. Обычно decaf, всем на здоровье. Сперва запоминал заказ, а потом разливал по потребностям. Термочайники внешне одинаковы и где какой кофе, бывало, и сам не знал. И если гость переспрашивал «Это декаф?», я  отвечал «Конечно, сер! А как же, я ведь помню!». Напоив всех «декафом» возвращался к станции, делал вид что беру другой  чайник и возвращался с этим же чайником в котором был уже «регулар».

Как то во время балтийских круизов настала передышка и с кофе. На борту закончился Seattle Best Coffee и гостям начали давать запасы экипажа, какой то китайский Драгон. Легко догадаться, что вкус этого напитка был отвратный и уровень заказов упал, дав нам небольшую передышку.

В конце концов, вы выработаете  приемы и будете сами решать давать им чай или нет. Не дадите вы, побежит ваш официант. И всегда есть риск нарваться на бабулю которая  скажет, что всю ночь не могла заснуть из-за вчерашнего “декафа”.

 

Short people on board! Особенности национальной щедрости и жлобизма

 

Правило развлеки гостя – заработай дополнительные чаевые работает с американцами, мексиканцами, южноамериканцами среди которых скупыми считаются аргентинцы. Отлично работает с канадскими французами, если вам повезло и они знают английский или вы знаете французский (ведь, представьте, живут и в ус не дуют, не думают учить английский в своих болотных провинциях). Немного меньше работает с канадскими англосаксами, которые и фиксонуть (на лайнерном сленге означет– обмануть, обокрасть, в других ситуациях  – трахнуть) могут как бритиши, а иногда и extra money (чаевые сверх предоплаты, дополнительные) подкинут как американцы.

Плохо работает правило на более серьезных и рассудительных европейцах. Могу сказать это о немцах, швейцарцах, скандинавах. Такие клиенты будут смеяться шуткам, но меньше. Больше времени стараясь уделить общению между собой. Они с радостью послушают анекдот во время чая-кофе, после того как наговорятся и покушают пока еда горячая (подавая европейцам холодное вы подписываете свой приговор). Развлекая их,  можно заработать рейтинг и редко дополнительную наличку в конверт. Они дают столько, сколько положено дать по тарифу. Платят предоплату или дают чаевые наличными.

Не работает правило с англичанами, редкими жлобами. Этих развлекай, не развлекай, говори и рассказывай интересные вещи о жизни, анекдоты или молчи и правильно стол накрывай, в финале не знаешь что получишь. Шиш на постном масле, конверт с предоплатой и extra money, или конверт с половиной или еще меньшей суммой вместо тарифа.

Short people, в двух словах на лайнерном сленге, и не потому что коротышки.  Общее название гостей которые обманывают или платят гроши.

Чаще всего получается два последних варианта, часто до сумасшествия. Из-за такого у нас увольнялись люди, психовали и не выходили на вторую посадку после того как первая полностью не заплатил за 12 дней круиза.  Среди всех национальностей есть скряги и щедрые люди. Но где то в силу исторических, экономических и прочих причин одних больше чем других.

 

Стиль работы – болтуны и клоуны. Так можно поднять чаевые

 

От этого на прямую зависит сумма в зарплатой ведомости. Если гости будут вами довольны, и не западлят, как это любят делать англичане, поставят в карточках хорошие оценки, то в следующий круиз вы получаете большее, или как минимум не меньшее количество столов.

От этого косвенно зависит количество наличных в конвертах, которые вы получите в конце текущего круиза. Чем довольнее останутся гости от пребывания в ресторане, тем легче расстанутся с валютой. Ведь так приятно, скажу я по собственному опыту, открывать конверты, в которых кроме купонов предоплаченных чаевых (Да славятся такие гости!) достаешь бонусы в 5,10,15,20 и больше долларов.

Официант в большей степени и его помощник в меньшей кроме накрывания стола часто, но не обязательно, берут на себя роль ресторанных затейников. Эта роль может варьироваться от стенд-ап комика до фокусника. Это особенность работы на круизном лайнере. Ведь в больших компаниях вы получаете фиксированную станцию на круиз и одних и тех же гостей, которые вам мозг высушат  за 5-12, а то и 18 дней.

Альтернатива этому Open Sitting, когда гости каждый вечер (обед и завтрак у нас был только такой) садятся в другом месте и с другими людьми. Ресторан заполняется постепенно, а не кусками как при закрепленных местах. Эта практика чаще применяется на ужин в небольших компаниях.

И поэтому есть смысл не просто поставить красиво тарелку и тихо уйти, как это делается у нас или в Западной Европе, а завоевать расположение, развлечь, привязать к ежедневному посещению ресторана вместо похода в буфет.

Каждый официант делает это так, как ему больше нравится. Я работал с филиппинцем, который побеседовал с гостями только в конце круиза, излагая им финальную речь. Он бухал между посадками, и плевать хотел на все, так как скоро улетал домой. Это плохая практика. Был у нас и нал в конвертах и предоплата которая никуда не делась бы. А рейтинг после такого может упасть (у меня падал, и я две с половиной недели выбирался из этой ямы)  и будете вы работать с одной посадкой где-нибудь в дальнем конце зала у шумного прохода. Были ребята, которые не умолкали с шутками и анекдотами и тоже портачили. Нужно уметь найти баланс и оценить гостей, увидеть, чего они хотят – беседовать между собой или смотреть представления официанта.

Запаситесь анекдотами. Один за вечер можно, если в тему. Работая помощником официанта (assistant waiter) делать представления времени особо нет. Если же удастся получить повышение на официанта (waiter), тогда придется научиться говорить гостям финальную речь и развлекать их. Разговорив гостя, есть риск что он «опоздает встать». А нужно чтобы он ел быстро, говорил мало и улыбался, не пил чая и газировок, и уходил  довольным. Если не хочется разбалтывать гостей, нужно научиться вытворять разные «кренделя».

Если вы будете работать с американцами и мексиканцами, тогда вам точно помогут разные элементарные приколы и тупые шутки. Можно делать что-то руками, это подойдет любым гостям. Например, всегда котируется оригами из салфеток. Однажды мне повезло работать с отличным официантом филиппинцем, который складывал перед гостями из тканевых салфеток шикарных лебедей и павлинов. Делал фигуры он меньше пяти минут в конце ужина и это не было накладно по графику. Зато пользы принесло ощутимой, это был мой самый денежный вояж. Чилиец Маурисио в то же время стопроцентно завоевывал сердца детей и, что прибыльней, их родителей, закручивая из воздушных шариков фигурки зверей и мультперсонажей. У него постоянно был высокий рейтинг (выделывание штук-дрюк не освобождает от предоставления хорошего сервиса) и прибыль.

Мастера фокусов и шуток чаще всего азиаты: филиппинцы, индонезийцы. В эту группу затесались мексиканцы.  В то время как европейцы больше берут клиента разговорами и не строят из себя клоунов. Впрочем, и здесь нужна оговорка, ведь все зависит от человека.

 

В роли бармена

Совершенно безосновательно и неожиданно начальство поставило меня работать на кофе-станцию. Их в винджаммере(буфете) две. На каждой работает по два человека. Выглядят как барные стойки, но без полок для алкоголя. Вместо этого на них установлены кофе-машины, машины для разлива соков и воды, гейзеры для колы и другой химии. Под стойкой холодильники для соков, молока, сливок и пр. Мне эта работа не нравится, хотя многие считают её хорошей. Не нравится, что меня постоянно отвлекают мелочными требованиями:то воды горячей, то кофе, то воды, то кофе, иногда молока нужно достать из холодильника и так постоянно. Лимонад, айс ти и вода постоянно заканчиваются. Приходится заново выстраивать поднос пустых стаканов и разливать в них напитки, обязательно со льдом. Нет возможности подумать, отойти и посмотреть в окно или отпросится в любой момент, хотя бы в туалет.

Даже вместе с напарником бывает чертовская запара, некогда остановится на минуту. Если замешкаешь в час пик, хана, пиши пропало, тут же выстраивается очередь пенсионеров и требует кофе-чаю! А если напарник отошел, уууу…. Пока ты выдаешь им, гостям, эти кофечаймолоко, старушки расхватывают лимонад и айс ти, приправляют это дольками лимона и уплывают к столикам. Времени пополнить запас напитков нет и приближается момент, когда на подносе остается два-три стакана. Гости телячьими глазами смотрят на тебя у пустых подносов, другие терпеливо поглядывают из-за спин в очереди. И чито тут дэлать? Главная причина того, что я попросил меня сюда больше не ставить, это то, что пошариться тяжело и если в предстоящем ауттиме (работе в буфете весь круиз за бесплатно)я попаду на кофестанцию, это будет ад. Её мыть, не перемыть. Через несколько дней лихорадочной работы на выдаче кофе-чая поставили работать на подвоз еды к горячей линии, это мне по душе.

Может вам еще и полы вымыть?

 

Как положено, здесь ядрено следят за чистотой и гигиеной. Как положено на судне.  Здесь уперто борются с вирусами, дезинфицируют или делают вид, что трут поверхность бличем. Блич, это их вариант хлорки. Даже фрукты бличуют слабеньким раствором.

Везде, где потенциально нужно было бы часто мыть руки, а также на кухне, у кофестанций, в туалетах и прочих местах уже установлены умывальники. Над ними таблички, призывают мыть руки не менее 20 секунд в горячей воде. Таблички напоминают, что мытье рук обеспечит здоровье на протяжении контракта и даже отпуска. У входа в ресторан или кафе для гостей стоят передвижные стойки с дезинфектором для рук. Подставляешь ладони или другую часть тела и аппарат отвечает плевком густой прозрачной хуйни. Без дезинфекции рук покушать никого не пускают. Вот и получается, что гости идут к нам в буфет, ехидно потирая на ходу руки, в предвкушении.

Но правил придерживаются только в присутствии начальства. Там, где катит халява, её обязательно используют. Главное не попадаться.

Срибакетсиситем  или три ведра-система – основная нападающая в сборной дезинфекторов, ударная сила ресторана против бактерий и микробов. Ею нужно мыть после работы рабочую зону. Первое ведро с мыльной водой, второе с бличем, третье просто с теплой водой. Носить их не нужно, три ведра обычно скреплены цепью и установлены на подставке с колесиками. Цепью – дабы не спиздили, как обычно тут бывает. На колесиках, а иначе хрен дотащишь. Но так как работы и без того хватает, мало кто использует систему по доброй воле. А когда начальство требует, можно приготовить, конечно, притащить  на станцию и все равно мыть как попало. Главное, чтобы для вида стояло. Можно еще блича накапать на пол когда никто не видит. Тогда будет все  вонять усердием и начальство не усомниться в том, что здесь поработали по правильной схеме.

Кроме блича, которым можно испортить обивку мебели и лакированное дерево, для дезинфекции используется Микробак. Эту химию разливают из больших бутылок в распылители. Микробак тоже воняет, но по особенному, не причиняя такой ущерб нюховым рецепторам как ядреный блич и не сжигая руки.

Для чего это же все нужно, кроме широко известных холеры, дифтерии.  Вот живой пример из практики. Норовирус, вирус о существовании которого я раньше и не знал. Теперь знаю, будь он неладен. За мои 5,5 месяцев первого контракта два раза косил пассажиров и экипаж на Jewel of the seas. Меня не задело ни разу.

От заражения им  страдаешь поносом и рвотой, так еще ж и работы добавляется экипажу в несколько раз больше. При прогрессе болезни 6 человек в 6 часов объявляется 2-й уровень санитарии, или OPP по местному. Это значит пришел полый пиздец. Теперь нужно протирать  дезинфекторами все, до чего только дотрагивается часто рука пассажира. На смену вызываются удвоенные бригады. На помощь приходят люди из сторонних департаментов. Супервайзеры начинают следить за каждым твоим  шагом еще пристальнее, еще придирчивее, еще заебистей. Возле входа в столовую уже специально ставят людей говорить три слова: «Wash your hands!».

Все чаще случаются случаи обрыгания в цивильных местах в произвольные моменты. Вот стоит тетка у ресепшина, спросить что-то, только рот открывает и тут у неё выкачиваются глаза, а затем работнику гестсервиса остается только быстрее отскочить от стойки, чтобы ненароком…

Танцоры, дилеры и кассиры казино, бармены ходят с распылителями и маслают все частокасаемые поверхности микробаком. И стулья, и столы, перила и ручки. Трут в большинстве совестно. Борются с вирусом, изничтожают его, бедолагу. Это я уже под конец смены пшикал незаметно под стол, чтобы воняло, чтобы побольше израсходовать рабочего вещества. Это и будет признаком добросовестной работы, а они трут стулья, аж блестит.

Когда норовирус набирает высочайшие обороты и больных считают десятками, тогда запрещается самообслуживание. Теперь не возьмешь кусок пожирнее, или вон тот что снизу. Что дадут, то и гамай. В кафе на линиях стоят новые лица. Эти лица пассажиры обычно видели на танцплощадке или в парикмахерской, или в ресторане за пианино, а теперь эта девушка может дать вам тарелку супа или бифштекс.  С утра на завтраке или в обед в буфете можно увидеть как директор круиза раздает булки (ну часок постоял ради пиара),  старший помошник накладывает ватрушки и пирожки. Офицеры и матросы по очереди приходят на кулинарную вахту, кто на час, кто на два, а кто и подольше. С каждым днем появляется все больше новых позиций, вчера не было, а сегодня уже есть раздавальщик столовых приборов в столовке персонала. В буфете стоит несколько напоминателей санитайзить руки. В столовке персонала появились свои разливальщики кофе и сока. Борьба с болезнью всех подняла на ноги, всем дает просраться не в прямом смысле. Никому ведь не хочеться еще на один круиз  завертеться в таком ритме, а ритм не приятный.

И сейчас в резюме можно смело ставить: «Опыт борьбы с двумя эпидемиями норовируса имеется».

Здесь был Том

Том был одним из 2 тысяч пассажиров во время атлантического перехода.  Жирненький мужичек с хитрыми глазками, выше среднего роста. Встретил его в первый день круиза в буфете на открытой палубе. Вижу, идет мужик с черным петушком на голове, в черных модных очках, а за футболку зацеплены еще одни очки, огромные фиолетовые.

Шустро подошел и спрашивает:

-Где твоя улыбка? Вот, что ты здесь видишь?

Кивает на  футболку, там бумажка.  Пиздец, пришла мысль, привалило. Мало мне грязных тарелок.

-Привет – читаю записку.

-Нет, нет, нет. Ты полностью читай ,пожалуйста!

-Привет, Том!

-Да, да, да! – обрадовался чудак – А теперь ты можешь это говорить каждый день, видя меня?

Ну, думаю, подарочек, с утра, блядь.

-Не знаю, да, наверное…- напрягся и попробовал улыбнуться.

-Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! – еще раз улыбнулся и сьебался.

Это была первая встреча с Томом – пидарасом. Потом этот экземпляр узнали все официанты из май-тайм секции ресторана (туда прийти можешь когда тебе удобно на ужин, а не по расписанию). Он трогал их за руки, тянулся к попе. Пробовал, по крайней мере, так как за откровенное приставание его могли засудить. Еще он с партнером любил сидеть на открытой палубе, любил пока было тепло. Я тарелки убирал, а он мне:”Куда ты уходишь. Садись, садись…”

В тот круиз голубых привалило. Возле соседнего столика в ресторане сидели немцы-геи и цинковали. Как только я поворачивался в ихсторону,  Ганс в ответ лыбился. Еще были престарелые гомики из Лондона, Мексики и США. Все разговаривали со слащавостью и выкупали молодых официантов.

Я теперь этот контингент сразу распознаю. Да они и не скрываются.

Как обычно бывает, в жизни приходит « и тут…»

 

Прилетела из отпуска супервайзерша из Филипин. Маленькая коротышка-колобок по имени Анна. Я её сразу прозвал крейзи хамстер, что как ничто другое её полностью характеризует. Полюбила меня коротышка, как ответственного и послушного работника. Начала ставить меня работать на открытую заднюю палубу буфета, где я и проработал месяц.

Это далеко от линий с едой, здесь нет кондиционера, здесь палит и греет солнце или льет дождь. На этих станциях свободно может гулять ветер, сдувая со столов весь легкий мусор на пол, сметая с тарелок чипсы и маленькие пакетики с солью и перцем. Все для меня, все для веника и совка.

Это адское место в Колумбии. Солнце нагревает поручни, столы, железную бляху рабочей станции, воду в ведре с хлоркой. По спине ручьем течет пот и  ты содрогаешься уже от одной мысли, что придется зайти внутрь под кондиционеры за стаканом колы. Этот резкий перепад температуры не идет на пользу здоровью, начинается насморк.

На задней палубе много столов, две кофе-станции где гости могут заварить по вкусу кофею или чайку, сыпануть сахарку сколько душе угодно. Они могут сидеть в удобных мягких креслах и наблюдать за морем, смотреть, сёрбая «инглиш брекфест», в горизонт, высматривать дельфинов.

Работы обычно там в два раза меньше чем внутри и заниматься другими делами времени хватает.

О схожести

 

Один из текущих видов работы в буфете закатывать  ножи и вилки в салфетки, иначе  silver rolling. Официанты  рады возможности пошариться  вдали от суеты зала, подальше от гостей. Насладиться возможностью поболтать с земляками, или пошептаться на родном китайском о своем, женском. Бывает, что и здесь нужно поднапрячься, но не так как на передовой.

Каждый день наступает момент, когда чистых вилок и ножей не хватает на всех желающих крутить «буритос». В не пиковый час готовых приборов так много не нужно,  а стоять в каптерке хотят все. Вот и начинается «отбирание лопаты», так напоминающее кадры из фильма  «Список Шиндлера».

Ежели кого замечают   не катающим приборы – отправляют на передовую, к пассажирам, собирать посуду со столов и предлагать напитки.

Как только шеф идет, коллеги хватают подвернувшийся предмет в руку и симулируют бурную деятельность. «Нет, нет, только не я…» кричали узники концлагеря, когда их, уже неспособных носить кирпичи отправляли в расход. Почти так же и здесь, приходит менеджер и выбирает жертву. Официант,ы на которых выбор не пал, вздыхают с облегчением и продолжают СИМБУРДЕ, одновременно рот не закрывая в активных обсуждениях корабельной жизни.

Рожей торговать это не тележку толкать

 

После грязной телеги  меня опробовали на позиции буфет-клинера. Эта работа заключается в том, что 4,5 часа нужно постоянно ходить между линиями с едой и чистить, тереть, подметать, мыть. Рожей торговать, проще говоря. Без улыбки на это место не ставят. Ведь ты гостя встречаешь. Ведь ты возле него тусуешься, то картошечку сотрешь с полки, то салатик поднимешь с пола, то подливочку размажешь по столешнице.

Еда из трясущихся старческих рук падает постоянно. Идет старичек с палочкой к буфету, так и знай, там будет что-то и где-то раскрошено или  размазано.  Особенно в этом плане проблемная салатная линия. Там всегда есть что чистить. Руки трясутся, голова не варит, а пенсионер тянется к кукурузке, и она, желтая, рассыпается зернами по полу,  заправка к салату медленно стекает на металлическую поверхность буфета. Не люблю я эту работу. Нельзя ни на минуту остановиться, все время бегаешь вокруг линий с едой. Эта работа меня терпела не долго, я эту работу не выносил. Мы расстались безболезненно. Больно много движений за бесплатно. «Спешка нужна только при ловле мух» – постоянно любил мне напоминать земляк, видя, что я зарабатываюсь. Или как говорит другой земляк: «Х-й сосала тетя Алла!»

И я снова начал толкать тележку. Мой тролли (тележка) гонял по винджаммеру (буфету) как такси из одноименного фильма. Я варьировал между гостями как Райкконен, грузился посудой как Урал. Мог спать на ходу, не улыбаться, не спешить и все равно делать эту гребаную работу. Я любил тележку, смазывал колеса спреем, иногда чистил, случалось и мыл. Ежели какая то солопа попадалась на пути скоростного следования,  свистел громко и настойчиво, без стеснений, типа уберись нахуй с дороги. Это мой стиль.
Все удивлялись, почему это я всегда на этой работе, а я просто стоял в сторонке и особенно часто не напрягался.

Из первых дней на круизном лайнере

 

В то время, когда я приехал на пароход, я был подавлен тренингами, безумным графиком работы, отсутствием выходных и прочим говном. Я почти не улыбался гостям. Менеджеры всех рангов, чаще всего, самые низкие (а один раз и главнейший бос) ловили меня во время работы, по их мнению, не улыбающимся. А по-моему, я так еще не пялился, так лыбу не тянул, так идиотски еще не смотрелся. Но этого было не достаточно, этого не хватало, чтобы осветить счастливым лицом просторы буфета и поприветствовать пассажира как положено. Мне не давали жить. Улыбку в их представлении и в моем исполнении невозможно было носить на лице дольше 5 минут. Это был бы Гумплен, лицо сумасшедшего Джокера. Здесь такая школа. И что обидно, я же вижу как рядом угрюмо насупившись ходят филиппинцы, совершенно не задумывается о улыбке половина индусов.

Меня оградили от гостей, дабы не шокировать их и не смущать. До тех пор пока я не научусь улыбаться по-американски. Поставили толкать тележку с грязной посудой на мойку. Это считается тяжелой физической работой. Постоянно нужно поднимать стопки грязных тарелок, коробки с вилками и ножами. Напрягается спина и живот, без правильной техники можно подорвать здоровье на раз. Бывали времена, когда я действительно напрягался по-полной. Но со временем втянулся в нехитрую работу. Работка спокойная, разговаривать с гостями не нужно, улыбаться никому не нужно. Иногда нужно ускорить темп сбора грязного хлама, но все равно не сильно лыбу тянешь, думаешь о своем. Месяца два я только и делал, что толкал, грузил и разгружал. Время от времени ставили меня на другие виды не улыбчивой работы: заполнять тарелки в буфете и подносить корзины с ножами и вилками, мотать ножи и вилки в салфетки.

Я любил развозить тарелки. Это работа не пыльная. Нужно заполнять тележку чистыми тарелками и объезжать весь буфет, раскладывая их по стопкам. Гости их хватают и начинают разгребать еду, поэтому тарелки нужны всегда. Иногда темп медленный, иногда некогда постоять. Но чаще всего время пошариться на этой работе находилось.

Меня все так же доставали замечаниями о улыбке, на которые я не обижался.