Tag Archives: Центральная Америка

На югах, крыши Тринидада и Сакраменто

Здесь крыши западного полушария от улиц Сан-Фернандо и Порт-оф-Спен острова на границе Атлантики и Карибского моря, по Панамскому каналу под мостом Столетия в Тихий океан и на север в современный Сакраменто.

Архитектура рядового Тринидада непритязательна. Она, видимо, часто сносится ураганами и не переусердствует в отделке. Последние капли оригинальности заметны в дышащих на ладан деревянных домах и, по сути, на  островах  меняется лишь в малых деталях. Тропическая крыша Тринидада разбавляется парой «чтобы было» высоток в Порт-оф-Спейн.

Ночные виды делового центра Сакраменто впервые развлекают,  в то же время город поражает пустотой улиц.

По Панамскому каналу. Часть II. Ближе к Тихому океану

Продолжаем следовать Каналом. Пока мы занимались мулами, автомобилевоз впереди освободил место Зине и закрылся во второй камере. Удвоенные для надежности ворота открылась только когда  уровень воды, и давления соответственно, выровнялся по обе стороны. Большая часть panama crew расслабились в тени, им осталось отдать тросы и сойти в озере на катер. Палубный экипаж на подхвате, но уйти в надстройку нельзя.

«Мулы» натянули тросы и синхронно поползли вперед. Балкер handymax почти впритирку протиснулся сквозь три камеры, имея стометровый запас по длине. Максимальный размер судов строившихся специально под параметры камер получил растиражированное название panamax. Такой класс распространился на все основные транспортные специализации флота, в том числе круизные лайнеры. Размеры панамаксов должны вписаться в рамки длины – 294,1 м, ширины – 32,3 м, осадки в пресной тропической воде – 12 м, а еще расстояния до самой высокой точки для прохода под двумя мостами – 57,91 м.

В стороне продвигается строительство нового канала и шлюзов грозящихся встретить гораздо большие размеры. Именно поэтому строить «новые-старые» грузовые панамаксы нет смысла. Тогда как назвать новый стандарт, чтобы не поломать язык?

Имя не ломает и появилось с первыми кто не смог бы пролезть, японскими линкорами класса «Ямато» в 30-х гг. XX в. Часть балкеров, контейнеровозов, танкеров поколения post-panamax обязаны вписаться в шлюзы длиной — 427 м, шириной — 55 м и глубиной — 18,3 м. Две пары циклопических ворот уже стояли на панамском грунте. За несколько дней до нашего прохода их доставили из Италии на судне-тяжеловозе “Sun Rise”. Здесь можно посмотреть хорошие фото этих тяжеловесов.

Работа с первого взгляда идет, но как поделился соображениями лоцман, есть риск не вложиться в заявленный срок 2015.  Китайские подрядчики за работой страшная сила, а вот и репортаж с места событий.

К «Miraflores» подошли когда по-тропически ночь пришла внезапно, а рабочий день плавно превращался в следующую вахту. Красочное скопление небоскребов Панама-Сити разбило легкий стереотип. Такой современный вид я мог ожидать в одном из азиатских мегаполисов, а не у порога в Южную Америку. Десятки теплоходов ждущих прохода или причала до того засветили Панамский залив, что марево можно было бы принять за огни небольшого городка, но это я еще не увидел китайских рыбаков. Другие открытия и неизвестная Азия были за океаном. По всем прогнозам быть тихим его не ждали. Над Мексикой бушевал тайфун «Мануэль», распространяющий отголоски намного южнее. С вами был Панамский канал, продолжение следует.

По Панамскому каналу. Часть I. Ближе к Атлантике

В местах севернее Венесуэлы и Колумбии, мимо островов новоголландского рая, мы приближались к важнейшей транспортной артерии Западного полушария. В отличие от первой экскурсии к Панамскому каналу, в этот раз я расскажу как все происходит изнутри шлюза, канала, навигационного мостика.

Пройти проверки и согласования на рейде порта Кристобаль, взять топливо, свежую папайю и говённый мексиканский кофе. Что еще помимо кофе не забыли для форсирования Панамского канала!? Изучить план перехода. С первого взгляда путевая карта обещала «занимательную» навигацию с  тропическим болотом под боком среди островов озера Гатун и узкости Culebra Cut, что в деле совсем не страшно. За что спасибо лоцманам канала, изо дня в день воссоединяющим десятки теплоходов без потери репутации и здоровья с океанским судоходством.

Пересекающие Панамский перешеек суда поднимаются для преодоления Континентального раздела на 25 метров. За среднее время в  9 часов проходят извилистым  путем минимум 81,6 км по системе из трех шлюзов, нескольких искусственных озер и каналов. Сборы за проход составляют весомую часть дохода страны и, к примеру, мой работодатель отдал около 120 тыс. долл. за десятичасовое удовольствие. Затраты оправдывающие обход Южной Америки.

Шлюзы атлантической стороны «Gatun» состоят из трех пар камер,  средние «Pedro Miguel» из одной и «Miraflores» с тихоокеанской стороны  из двух пар. Это дает возможность пропускать транспорт в оба направления одновременно либо ускорить процесс в каком либо одном, что чаще всего используется на практике для безопасной навигации. По озеру Гатун возможно двигаться в оба направления. На сложных в плане навигации участках Gamboa и Culebra Cut движение одностороннее. Противоположный трафик ждет на внешнем рейде, или в непредвиденных обстоятельствах  на безопасном расстоянии в стороне. На видео ниже можно в ускоренном режиме познакомиться с рабочим днем шлюзов “Мирафлорес”.

Для автотранспорта на шлюзах «Gatun»  и «Miraflores»  работают разводные мосты. Как результат их непропускной способности с тихоокеанской стороны были построен Мост двух Америк, а возле «Pedro Miguel» для Панамериканского шоссе с 2004 года работает Мост  Столетия. В основе конструкции этого моста использованы две 180-ти метровых колонны, полотно поддерживается сетью стальных вантов. Такой набор среди холмистых джунглей красив сам собой и создает впечатление не бетонной «легкости».

Ранним утром теплоходы по очереди направились к шлюзам «Gatun». На борт помимо первого лоцмана должна подняться швартовная команда panama crew. По правилам Канала они работают на  баке и корме вместо родного экипажа, последний же совершенно не против. Около 16-20 человек заводят стальные тросы от тягачей-электровозов, несколько минут крепят или отдают буксирные концы. Филиппинцы поговаривали, что кроме этого панамцы спекулируют порно, ромом, сувенирами и за сущие копейки легкими вязаными гамаками. Последнее не помешало бы, но я не нашел.

Лоцман с крыла мостика отдавал команды, те по цепочке доходили на руль и машинный телеграф. Испанский радиоэфир разбавили ущербные фразы на английском с китайским и филиппинским акцентом. Временами прорывался женский штурманский голос, заставляя задуматься о красивом. Толпа туристов с обзорной башни над центральной парой камер от А до Я отщелкала процесс. Так на балкере проходят обычные маневры, так прошли три шлюзования.

На инерции  не без помощи буксиров приблизились к бетонному продолжению центральной шлюзовой перемычки и прокрутили задний ход. Все подождали пока два чувака на деревянной лодке подгребли с тросом-проводником к правому борту и передали его чувакам из panama crew. Те за проводник втащили на палубу стальной трос электровоза. Всё хорошенько закрепили и судно, подрабатывая машиной и последними усилиями буксиров, продвинулось вперед. Нужно завести к другим «мулам» аналогично  бак с левого борта и по обе стороны корму.

Эксклюзивные  локомотивы зовут «mule»,  в подражание животным служившим тягловой силой водного транспорта на реках и каналах. На экскурсионной территории среди аккуратных газонов туристам представлена выставка «мулов» работавших со дня открытия канала в 1914 г. Новые аппараты поставлены на рельсы Mitsubishi Corporation по 1,9 млн. долл. за штуку. На самом деле, основная задача локомотивов при проводке  судна не буксировка как можно было бы подумать, а центрирование в камере натяжением-ослаблением стальных тросов. Для перемещения внутри судно использует собственные двигатели.

P.S. Вторая часть Панамского рывка скоро.

Клошары, международный состав

Везде хорошо где нас нет?

Update! Нашел новых ребят в столице Португалии .

Up из Франции, Дюнкерксий похмельный.

New, Trinidad.

У Гатунских шлюзов. Панамский канал

Какими будут первые ассоциации у человека из нашего «угла» планеты от слова «панама» вне контекста? Видимо, шляпа и поэтому яркий солнечный день, далее, далекая страна где-то за океаном, и совсем не сразу – Панамский канал. Знаменитый «ров» соединивший два океана наиболее выгодным путём. Мне повезло посетить это культовое, с морской точки зрения, место в походе со славянским единством – трое парней из Нэнькы и один посланец от Бацькы.

В пассажирском терминале, как обычно, встретили группу просящих индейцев. Немного дальше команда завсегдатаев, представляла латиноамериканский жанр. Внизу за эскалатором солоповатых американских туристов поджидали таксисты и гиды без границ наглости.  Таблички с маршрутами мелькали перед глазами. Делки повторяли рекламную мантру, стараясь словить взгляд.

   У выхода нас атаковали таксисты. По 6 долларов с каждого туда и обратно показалось дёшево, и мы сели в желтое такси, поехали улицами полными всякого добра и сброда, мимо домов с разбитыми окнами и просто свалок. Но так только у порта, дальше начиналась жилая зона, сравнительно приличные места. Водитель, как только заиграла магнитола, начал подпевать, не забывая подмахивать руками. Показывая достопримечательности, с большим весельем объявил тюрьму и кладбище по соседству.

  До 2010 круизный лайнер проходил канал и туристы могли наблюдать процесс попивая коктейли у себя на балконе. Несколько лет назад компания решила экономить топливо, сборы и балконы. Теперь желающие берут к каналу туры.

Gatún Locks (Гатунские шлюзы) – система шлюзов атлантической стороны из нескольких огромных камер, куда заводят суда желающие пройти канал. Регулируя уровень воды их поднимают или опускают, а с помощью локомотивов проводят вдоль шлюза. Суда идут огромные, от бетонных стен их порой отделяет пол метра.

За шлюзами они попадают в озеро Гатун, или в бухту Лимон если на выход. Через озеро суда идут к однокамерному шлюзу «Pedro Miguel», затем проходят двухкамерный шлюз «Miraflores» к Тихому океану. Процесс прохода через Gatun Locks хорошо наблюдать со специальной башни над шлюзами. Оттуда видно озеро, путь к Карибскому морю, раскинувшиеся вокруг джунгли.

Как только мы вернулись в пассажирский порт, не успел движок заглохнуть, как таксист начал что-то тараторить.  Из его испано-английской скороговорки мы мало что компренде и протянули $28, как договаривались. Деньги он не взял, а продолжал трындеть о том, что договорились мы за троих, а возил он четверых. “Больше хочет, шестьдесят хочет, сука, даже восемьдесят…”

«Что ты, парниша, подожди, мы как договаривались, вот и бери деньги!?» От такого острого но-парле все вышли из машины и продолжили разбор компренде посреди парковки. Подбежал Главный диспетчер и тоже начал нас разводить, что цен по $6 здесь в природе не существует, а берут с туристов по 40, и вообще нам повезло. Договор дороже, настаивали мы, да и пофиг нам, что там с кого дерут. Мимо шел полицейский, а мы его под руку, что мол парень нас наебать хочет, сеньор!

Мент с нашими деньгами в правой руке тоже стал, сука, на сторону земляка, мол нет таких цен в джунглях, даже по 20 хорошая, обычная цена для crew. Водитель уже соглашался на $60, мы нет. Саня из Донбасса, пока не было мента, сказал, что ежели не дадим денег, то нас будут бить. Стало смешно. На $50 разошлись. Осторожней с таксистами в Панаме, туда за $2, назад за $20!

Короткий взгляд изнутри. Колон, Панама

Черты Кристобаля из единственного пешеходного рейда и поездок на такси по пути в торговый центр или на Панамский канал. Понятно, что это жупел, зато живы и здоровы. Можно было бы и прогуляться, да найти компанию было трудновато, да и так в глаза бросались фотосокровища.

В частной зоне город тщательно засажен (или зарос) деревьями. На центральных улицах как-то держались в рамках газоны и клумбы. Возле домов машины, а на шнурках белье, но людей почти не было видно, а дома поштучно с решетками или сплошным сетчатым забором вокруг веранды.

Было заметно, что забор вокруг частного дома явление редкое и случался только если действительно было что беречь, то есть вокруг богатых поместий, иначе логика такова – чем выше забор, тем больше денег и хороших вещей спрятано за ним. Вокруг компактных прямоугольных домиков разбиты газоны, кусты и сорняки. Все как у простых людей.

   По городу сновались автобусы как единственный вид общественного транспорта, и там как на Арубе, или в Коста-Рике это экземпляры особого аэрографического латинамалевала стиля. С низу до верху из «фюзеляжи» как мексиканские бандиты разрисованы сюжетными картинами, лицами, пейзажами, фразами. Краски только яркие. Не заметить такое трудно, и людям приятно, себе безопасней. Одинаковых рисунков быть не должно, каждый хочет выделится среди коллег. Нераскрашенный автобус — это вовсе признак дурного тона.

Город у канала. Колон, Панама

Двухсоттысячный город-порт Колон (порт Кристобаль) контрастен как одежда индейцев, стоящих сразу на выходе из пассажирского терминала. Первое что приходит на ум: как здесь вообще можно жить, и если так, то где? Издали видны жилые кварталы, яркие многоэтажки. Красочный вид приятно наблюдать, но вблизи моментально становятся заметны «морщины и язвы» которыми усыпан город. Как Гулливер наблюдал дефекты кожи и уродство великанов, так и я, очутившись внутри, увидел достаточно разрухи и нищеты.

В то же время, город так живет у места соединяющего два океана, а посему сама судьба велела быть там крупному торговому центру с duty free зоной. Панама-сити известное место шопинга, но на тихоокеанскую сторону еще нужно добраться (купив тур, например). В Кристобале же огромные склады связаны с портом, где у причалов постоянно наблюдаются сухогрузы, контейнеровозы, автомобилевозы. В логистике занята добрая часть населения. Однако, факт не мешает находиться за этой зоной разрушенным почти к основанию зданиям и свалкам. Пустыри и кучи мусора чередуются магазинами и рынками.

 На рейде в очереди для прохода канала стоят десятки судов. Наш лайнер не шёл далеко, каждый раз прибывая к одному и тому же пассажирскому терминалу. Обычно с нами стоял еще один лайнер RCCL, так что город принимал за день несколько тысяч туристов готовых оставить доллары в Repablica Centroamericana.

Безопасной зоной в том полудиком месте можно было считать пассажирский терминал и пространство до забора – гостиница, сувенирные магазинчики, супермаркет (где постоянно затаривался экипаж), магазины бижутерии и электроники, отличный duty free магазин алкоголя.

Как-то, в первый раз без понятия о месте, решил прогуляться. Осмотрел больницу, прошёлся до конца выходящей к морю улицы. За терминалом меня догнал толстый парень на велосипеде и начал толкать услуги гида, чему даже показал ламинированную карточку. Я отказался. Обошел больницу и направился вглубь города по порядком замызганной, как почти всё там, улице. Прохожие меня встречали как пришельца с другой планеты, ведь белые люди там пешком не ходят.

Когда отошел от порта на приличное расстояние, беспечно с камерой в руке, меня догнал тот же гид на велосипеде и замахал рукой указывая обратное направление. Типа, «дальше пойдешь, там тебе и хана, давай обратно!». Там я уже задумался, согласился не рисковать и вернулся. В тот день на улице побили и ограбили прогуливавшегося члена экипажа, филиппинца или индонезийца, точно не скажу.

Пляжный отдых в Коста-Рике

Пляжи в округе Пуэрто-Лимона как и обитатели городка дерзкие, опасные и с ними всегда нужно быть на чеку. Песок не белый как на островах, а жёлтый крупнозернистый, фактурный. В него хорошо входит ступня. По нему приятно ходить. В жаркие дни он, раскаленный, заставляет быстро бегать. Несешься к морю босиком, подстегиваемый желанием быстрее дать волне утихомирить пятки.

 Песчаных пляжей не много, вокруг преимущественно скалистое побережье. На границе джунглей и моря раскинулась каменная полоса рифов. По такой буферной зоне пройтись босиком невозможно. Море, вымыв в камнях мягкую породу, создало границу из острых как ножи граней. Неровная полоса как кусок отломанного голландского сыра, так же полно дырок, в них стоит вода и плавают крохотные рыбки, разбегаются черно-зелёные крабы. Неосторожный шаг с падением может плохо закончится. Ещё хуже там купаться. Волна подхватит, понесёт и бросит прямо на шипастую стену. На берегу под тенью деревьев валяются старые кокосовые орехи, кучи палок, листьев и сваленные столбы деревьев. Таким залётным как мы остаётся только полагаться на таксистов в вопросах выбора мест где можно бы охладить пятки.

Похожие места есть в Сан-Педро де Макорис.

Port of call Puerto Limon. Коста-Рика

Коста-Рика нейтральная страна, без войск и посему её гражданам открыты безвизовые пути во многие страны. Дерзким латиносам и черным как смола неграм верят больше чем жителям бывшего социалистического блока.

Пуэрто-Лимон —город с шестидесятитысячным населением на восточном побережье Коста-Рики. Не многим примечателен и круизные лайнеры заходят туда постольку, поскольку близко расположены джунгли, на фоне других мест нормальные причалы и инфраструктура. Вся туристическая индустрия основана на турах в, как все говорят, rain forest: рафтинг по реке в джунглях, прогулки на лошадях в джунглях, зип-лайн с дерева на дерево в джунглях. Разнообразить отдых гости могут на банановой и кофейной плантации, кроме этого таксисты предлагают свои маршруты по меньшей стоимости и большей автономности.

Рядом с причалом для пассажирских судов расположен торговый порт. Через него Коста-Рика отправляет в мир национальное достояние – бананы. Думаю, в Пуэрто-Лимоне приятнее жить подальше от центра, где глаза не радуют ни пошарпанные кварталы, ни обилие проходимцев. В пригороде за высокими сетчатыми или бетонными заборами, что уже не просто, сосредоточены одноэтажные домики. В пределах дворов взлелеяно несколько деревьев. Дома разных цветов, но не нужно приниматься считать, дабы понять, как любят розовый и голубой, светло-зелёный и белый.  

На перекрёстках часто встречаются торговцы кокосами. Бывало, они съезжали с насиженных мест и продавали кокосы на ходу, толкая тележку по улице с громким испанским промоушином. На улицах к туристам как правило пристают – таксисты, миссионеры, попрошайки и продавцы всякой чепухи хотят получить как минимум толику внимания, понимая, что ключи от квартиры с деньгами им не светят. Из темных глубин бара «Вашингтон» прохожих оценивают проститутки, мощные такие бабищи в леопардовом и тесном джинсе.

Охрана банка избирательно пускает внутрь учреждения. Возле парка мальчишки предлагают туристам посмотреть на обезьяну. Заманивают подальше и, отвлекая внимание на пустое дерево, воруют вещи. Цепляют взгляд нарисованные руками уличные вывески и реклама. Вывески красуются над парикмахерскими, кричат у магазинов с сувенирами, щеголяют над лавками с одеждой.

Почти все таксисты, куда бы не везли, громко подпевают магнитоле, нарушают правила, мигают знакомым встречным и попутным автомобилям. С готовностью станут возле дерева, если на нем сидит обезьяна. Вот и мы ехали на пляж с Марио, и он остановился у своей обезьяны. Это был ленивец. Марио свистнул, и животное на ветке шевельнулась. Ленивцев там терроризируют крепко, как только увидят спящим на дереве, зовут туристов – показать, а потом выклянчить пару долларов. Такой вокруг Лимона стиль, латиноамериканский.