Tag Archives: Франция

Крыши Дюнкерка

Дюнкерк сперва может показаться угрюмым, то ли потому что традиционно в угольном регионе темный цвет преобладает, то ли оттого что пасмурная погода близ Ла-Манша как нормальное явление. К тому же, не забываем,  Мордор не за горами.

Затем стоит пройтись вдоль каналов, оставить в стороне одинаковые жилые кварталы и самолично убедится, как хорошо смотрятся цветные кирпичные стены, фасады в мелкую клетку как на плитке темного шоколада. Где-то по соседству серые, за углом ярко красные, напротив бежевые кирпичные стены.

Башни уводят мысли к средневековым замкам. Улицы и крыши у каналов к северной, например, датской уютности Копенгагена. Уличные указатели к черно-белому французскому кинематографу. Отдельными реликтами на фоне  ровного моря дымоходов стоит башня Беффруа, городская ратуша с острой башенкой, церковь с единственными в роде дверьми с якорями.

Тот самый Дюнкерк. Франция. Часть II.

В современном семидесятитысячном Дюнкерке чувствуется, ошибки быть не может, плавное течение событий и спокойной, охлажденной северным ветром, жизни, и наверняка многим поэтому хочется свалить отсюда от Мордора подальше.

Компактно расположенные несколько старинных храмов, заметное отовсюду здание Мэрии, прямоугольную башню Беффруа и площадь с памятником знаменитому корсару Жану Бару можно посмотреть за один присест, а по пути то и дело встретятся небольшие места интереса (из Первой части).

Город приятен тем, что интересного там больше чем кажется, нужно только правильно смотреть. Похожие дома начала прошлого века стоят в Копенгагене, дюнкерские по-своему уютные и симпатичные: мансардные крыши с окнами в деревянных рамах, фигурные карнизы и обязательно серая, темно или светло коричневая черепица. И дымоходы, уйма дымоходов на каждой, а из каждого стояка по несколько труб.

Если выпадает возможность быть в Кале, в Дюнкерке, в других штях или на юге нужно идти по магазинам. Не по вездесущим интернациональным бутикам, а по полным местного продукта сыро-мясо-винным бакалеям и кондитерским. Сперва я подумал «а не заглянуть ли» и как в музей попал, как на выставку где Гауда и Бри с прилавка звучат подобно фамилиям в галерее. Да только на 5 минут, потому что к полудню лавки начали повально закрываться. Похоже, здесь не обедают “не отходя от кассы”,  потянулись вниз решетки на витрины. Люди стали в очередь у закусочных, и мал и стар ходил или сидел в парке с сэндвичами из французских батонов с начинкой из мяса с листьями салата. Таких было больше всего, с длинными батонами в бумажных пакетах.

«Франция дорогая страна» – кто-то уже успел подумать «капитан Очевидность, блин», да но, господа, ведь действительно дорогая страна. После обязательных платежей среднему французу остается не так и много, но никто не любит об этом говорить. А если бы оставалось больше, бастовали так часто? И, наверное, не поэтому, а только по какой-то странной, отчасти хиппи, традиции французского клошарства в городке видно попрошаек.  На тротуарах или полулежа на подстилках опершись на стену дома вслух ничего не просят. Где то под боком рюкзак, и почти всегда рядом лежит собака, друг человека не зависимо от материального положения.

 

Стоп, тут все ясно, а почему не пройтись к  морскому променаду?

 

По дороге на витрине бара заметил стикер о бесплатном wifi. Решил зайти. Повернул за угол, прошелся вдоль широкого стеклянного фасада.

– Оп-па, да ты тут!? – Третий оторвался от телефона и заметил меня как раз когда  я, проходя между входом и плечом Третьего, заметил его коричневую куртку.

– Ого! Вот так встреча!

– А ты где пропал? Мы тебя уже обыскались.

– Так я вернулся обратно без десяти, машины нет, подумал, что вы уехали без меня.

-Да, а мы его ищем, ездим. Где же наш кадет пропал, а он вот где гуляет.

– Мы тебя уже бить собрались! – наверное, пошутил фиттер у которого руки были заняты пакетами.- Где ты ходишь, договорились ведь! Чтобы б нам Старпом сказал, когда узнал бы что мы кадета потеряли!?

– Так а такси!?…

Нашлись случайно в незнакомом городе при странных обстоятельствах. Лучше бы я с таким успехом нашел пачку сотенных долларов. Со Старпомом как то бы потом разобрался.

Обрадовались. Помирились. Увидели “старого таксиста” и со страшной сумой на счетчике в 2000 евро прикатили домой. В Мордор.

strong

Тот самый Дюнкерк. Франция. Часть I.

Точно обо мне, попавшему  из Брунсбюттеля в северную Францию.

-Дерьмо ! Дерьмо, дерьмо, дерьмо.

-Дорожная полиция. Ваши документы, документы на машину, пожалуйста…

-Я ехал слишком быстро, извините…Я отвлекся, голова занята другим. Я осознаю свою вину.

-Ваша скорость была 50 км/час…

-150!

-Нет, 50. Два раза по 25.

-50 ? Такое возможно ?

-Это опасно, ехать с такой низкой скоростью по автомагистрали, месье… Абрамс. Я должен составить протокол !

-Меня направили на работу в Норд-Па-де-Кале, и я туда не спешу…

-На север?

-Да, в Норд-Па-де-Кале…

-Можете ехать.

-Спасибо.

-И держите голову выше! Мужайтесь… Жак !…Вот дерьмо… Норд-Па-де-Кале…

Из фильма  «Добро пожаловать в Шти»

 

В самые настоящие шти, в самые не горюй шти, на самый далекий север к chti, дальше которого только бельгийская граница. А шти это не место, это космическое непереводимое понятие, в том числе непонятный даже приезжим французам северный диалект.

Именно он, такое возможно

Столица моих штей третий по величине портовый город страны Дюнкерк (Dunkirk). Расположен к северу от Кале на берегу пролива Ла-Манш, что по-французски значит “рукав”, а “рукав” англичане считают только своим и называют English channel. Тот самый Дюнкерк, который благодаря Людовику XIV вырос в крупную морскую базу со всем необходимым аргументом и современнейшими для XVII века доками. Там хватало места не только военным кораблям, но и патентованным пиратам. Войны между Францией, Англией, Испанией, Нидерландской республикой велись постоянно и ни одна не проходила мимо удобного порта.

Тот самый Дюнкерк из которого драпал задрав штаны британский экспедиционный корпус в операции «Динамо» от немецкой операции «Блицкриг», и хотя эвакуировались не полным составом, разбросали по дороге около 40 тыс. единиц техники и прочего снабжения, Уинстон остался доволен. И все тот, где до 9 мая 1945 г. окопался, железным хватом вгрызся немецкий сухопутно-морской гарнизон. Успев нарыть траншей и настроить по всему побережью бетонных укреплений, солдаты превратили город в крепость. Черно-серые бункеры и сейчас хорошо видны среди портовых сооружений и трав в прибрежных дюнах. Когда я указал на бункер лоцману, тот хмыкнув  в аккуратную бороду, умудрился ясно высказать  закаленную многими войнами соседскую любовь. Если бы он высказался не на корявом английском, а на корявом русском, это звучало бы как: ” Да-а-а, у нас их хватайет па пабиръежъю”.

Расскажу другую сказку

В какой-то из дней стоянки в необозримой промзоне порта Дюнкерк я получил возможность выбраться к людям. Не думайте, что это лень или крайняя занятость мешала прогуляться. Из мест куда нас занесло до города пешком идти не меньше часа-полтора, и не факт, что по дороге через Мордор человека не переедет какой-нибудь экскаватор или не гопнут понаехавшие арабы и негры (харадримы). Потому что их здесь есть, и первых и вторых, в смысле, экскаваторов и понаехавших.

Третьего помощника и фиттера нужно было подлечить и я, вовремя напросившись, подсел в оплаченное компанией такси. Как только попали в обжитые места, испорченное Мордором мнение поменялось в лучшую сторону. Если в первый день  мельком заметил, то теперь  увидел наверняка, что здесь может быть красиво.  Где-то посреди центра коллеги с таксистом вошли в типичный  дюнкеркский двухэтажный жилой дом. Договорились через полчаса встретиться у входа.

Я ушел к возвышающейся над площадью Мэрии с горгульями, барельефами, флагами по карнизу и медным кавалеристом над дверьми парадного входа. Мини замок среди двух-трех этажных домиков из кирпича цвета молочного шоколада и с темной же черепичной крышей палитры бельгийских шоколадных ракушек. Оттуда вышел к широкой набережной у яхт клуба, самой пустой набережной того июньского дня, и развернулся к месту рандеву загодя.

Я не сильно расстроился, когда не увидел такси на месте. Вернулись без меня, а может, уехали к другому доктору. Походил вокруг, машина не вернулась. Денег на обратную дорогу хватало. Что делать, что делать… Ну и хрен с ним! Развернулся к местам где проезжали и пошел полупустым тротуарам, временами переходя с одной стороны на другую, чтобы пощупать и приглядеться к французскому во Второй части  (скоро будет).