Tag Archives: Ирландия

Мост Сэмюэла Беккета

Второй мост в Дублине от Сантьяго Калатравы назван в честь ирландского писателя Сэмюэла Беккета. В характерном архитектору белом цвете, в виде поставленной на бок арфы, где одна сторона инструмента служит полотном с четырьмя проезжими и двумя пешеходными полосами, а нацеленная в небо арка поддерживает полотно вантами – стальными струнами арфы Беккета.

В единственной опоре скрыт фокус. Мост над рекой стоит низко, и для пропуска серьезных яхт или судов конструкция длинной в 123 м и шириной в 48 м может повернуться вплоть до 90 градусов, становясь почти параллельно набережной.

Как то раз зашли мы в Дублин

Дублин с портом в устье реки Лиффи ведет хронологию со времен, когда вокруг Британии и Ирландии наводили порядок во имя старых богов банды скандинавских пришельцев. Они же Dubh Linn (тогда говорили) и основали, как один из опорных пунктов, чтобы можно было снимать доходы не отходя от кассы.

Я продвигался маршрутом Весьма Заметных Ориентиров – это когда идешь куда глаза глядят. Первым послужил мост Сэмюэла Беккета размером в миллионы евро и гору таланта испанского архитектора Сантьяго Калатравы, знакомого по мосту из Бильбао. Отсюда первое дело – пройтись пешком по «арфе», и если холодно как тогда, оказаться на малолюдной набережной имени себя City Quay, дойти к богатому фасаду неоклассического The Custom House, снова перейти Лиффи мостом Талбот Мемориал и оттуда податься к Дублинской игле, ведь такая может стоять только в районе центра. Точнее, на центральном проспекте O’Connell Street, а оттуда рукой подать ко всем главным достопримечательностям.

Зимние улицы Дублина

Зимние улицы Дублина

Дублинская игла, она же The Spire

Среди не знающих холода людей попал на центральный проспект O’Connell – широкую улицу с двумя двухрядными проезжими по левостороннему принципу полосами, разделёнными вдоль еще одним тротуаром. На нём стоит несколько памятников

выдающимся ирландцам, в том числе и заметная еще с моря Дублинская игла.

Здесь и на противоположном берегу хранится как сыр в благородной плесени Старый Дублин. Говорим «старый», и помимо викторианской архитектуры, образов Джеймса Джойса, тёмного пива, ИРА, Молли Малоун понимаем запойный и тусовочный район Temple Bar, место с самым высоким скоплением пабов на единицу площади и такими же ценами за единицу объёма. С курсом зимы 2015-го пинта за 5,5 евро во всех отношениях золотое пиво .

Из Темпл Бар с улучшенным настроением два шага к Собору Христа, а оттуда все рядом. Собор стар, история (точная наука) относит его к XII веку. Много раз пере- и пристраивался, как и Собор Св. Патрика, отнесенный примерно к той же эпохе. На протяжении столетий соборы соревновались за звание Кафедральных и, в конце концов, сошлись на плате за вход около 5 евро, а я решил обойтись по справедливости, потому как если платить, то не при бежать-бежать лимитах.

Некогда два ярых конкурента: Собор Христа и Собор Святого Патрика.

Некогда два ярых конкурента: Собор Христа и Собор Святого Патрика.

Из Temple Bar путь к соборам лежит мимо Дублинского замка, от средневекового в нем осталась низкая круглая башня. Обратно было удобно идти через Тринити Колледж, старейший ВУЗ Ирландии, основанный королевой Елизаветой в 1500-х для обучения английской знати методам эффективного угнетения.

На “своей” стороне реки возле передвижной кофейни за парой беседующих на русском женщин замедлился, а неподалеку двое мужчин розмовляли на українській мові. Остановился, переглянулись, и видно, оттого что экипаж почти что в полном составе верил в ватный бред и бандерокалипсис, вырвалось «Слава Україні», а они мне «Героям». Разговорились. Оба работают в кофейне, угостили лучшим без преувеличения латте Ирландии (один из них занял второе место в конкурсе барист Ирландии, жена второго стоявшая неподалеку первое). Таким был улучшивший настроение в переполненной каламбуром Дублина голове финал.

Летающий янки, ирландский кофе. Фойнс

Из Шотландии на западное Ирландское побережье зимой идти прямиком в лапы циклону. Зачем? Работа такая, перевозить энергоносители. Фойнс один из основных портов в графстве Лимерик на южном берегу устья реки Шеннон и деревня, гордящаяся авиационным прошлым относительной длинной в жизнь мухи. Население около 650 человек, о чем поведал местный житель, есть четыре паба и одна церковь, а значит жить можно. Хотя место спальное, само по себе не такое куда можно и захочется попасть просто так. Ведь если путешествовать, тогда в Дублин, Корк, ирландские национальные парки. А что тогда Фойнс? Я произвел разведку за вас, а открывшуюся утром по приходу картину опишет пара абзацев.

Фойнс растянут  на холмах в несколько улиц из аккуратных двухэтажных новых и старых домов, в окружении садов, живых оград, посадок расчертивших землю в узор  из зеленой клетки. Изумрудная страна старается не ронять марку.

Фойнс основной среди многих небольших портов на реке Шеннон.

Фойнс основной среди многих небольших портов на реке Шеннон.

 На границе Европы, под боком у Северной Атлантики было удивительно оказаться в мягком, без снега и мороза, декабре. Далекая панорама из полей и пастбищ выглядела ничуть не увядшей, регбийное поле у школы наращивало высоту. На частных лужайках среди вечнозеленых экспонатов встречались невысокие пальмы. Как в Кобхе на юге Ирландии, благодаря Гольфстриму. На фоне всеобщего низкого предрождественского старта на клумбе держались последние бутоны боярышника, и все вместе больше походило на осень.

Типичная формула европейской деревни работала и там – случайно разбросанные по улице домики из серого, грубой фактуры, камня уютно старят улицы, делают пейзаж домашним, а когда из дымоходов вытягиваются струйки дыма, теплым как толстые вязанные носки.

Самая заметная  достопримечательность Фойнса, вокруг которой как-то интересно завязана  история, это его кратковременная бытность речным аэропортом для гидропланов и посвященный этому “Foynes flying boat museum”  с репликой Boeing 314 Lovely day for a Guiness.рядом. В Музее по сезону было пусто, темно и холодно с одного лишь взгляда. В конце 1930-х и до середины 1940-х это было последнее место заправки совершавших рейсы через океан гидропланов до Ньюфаундленда, а дальше в Канаду и США. Рейсы на восток совершались в Саутгемптон, во Вторую мировую вылетали в нейтральную Португалию. Место процветало до постройки Аэропорта Шеннон и было закрыто в 1946,  зато память осталась навсегда, иначе будет совсем скучно.

  На тему авиационного прошлого в названиях и дизайне завязаны пабы и гостиница. Когда-то в них отдыхали пассажиры, пилоты, военные, какой-то, как говорят, херитадж остался. Вторая история зовет Фойнс, ни мало, родиной  кофе по-ирландски, со дня когда прозябшим пассажирам после трансатлантического перелета шеф Джо Шеридан к кофе для согрева добавил ирландский виски. Потом была шапка из сливок сверху и долгий путь к мировой известности.

По пути обратно на главной улице Фойнс я увидел вывеску со скользящим по воде гидросамолетом и названием “The Yankee Clipper”. Самый обычный, рядовой паб для местных ребят. Над входом была еще одна, старая как и первая, где тукан держал на клюве бокал с темным пивом под словами “Lovely day for a Guiness”. «Точно так и есть», – подумал я. Как это быть в Ирландии и не выпить настоящий Guiness? Это грех, я считаю.

Хорошее время для Ирландии. Кобх или Ков, и так понятно где

По пути в Исландию нам нужно было зайти в еще одну харизматичную страну, где безгранично уважают Святого Патрика, родину лепреконов, тягучего «Guinness» и крепкого «Jameson» – в Ирландию. Конкретнее, пригород Корка, городок Кобх (англ. Cobh).

Туристам место в первую очередь преподносится как последний порт Титаника (оттуда же стартуют автобусные экскурсии в Корк). По этому случаю на набережной Lynch’s Quay установлен памятник, в порту скульптура пассажирки с детьми. Как и в Шербуре, причалили у старого пассажирского терминала. В нем музей, кафешки, сувенирные магазины. Оттуда ирландцы поколениями отправлялись осваивать США, чему посвящена основная музейная экспозиция.

Кобх еще раз показал, насколько красивой может стать однообразная застройка, если её как следует раскрасить во все уму поддающиеся цвета. Не ожидал, что он будет как одна известная улица в Копенгагене, там также дома по традиции разнообразно покрашены и это придает улице веселости и шарма в любую погоду, даже самую мрачную. В Англии провинциальная застройка идентична, а одноцветность делает дома скучными. Районы наштампованы, как спальный пригород Харвича.

Высоко над поднимающимися по склону домами возвышается католический собор. Выше ничего нет, и это смотрится хорошо. Едва ждёшь, в казалось бы североевропейской стране, встретить растения южных широт, не пальмы, но кустарники. На окраинах город погибает в зелени, он ею побеждён. Как грибы еле пробиваются к солнцу из лесной травы, так виднеются крыши домов. Цветы боготворят, ими украшают подоконники, сады, балконы. Над каменными заборами нависают садовые деревья, а каменная кладка почернела от старости, живости таким улицам придает заплетающий всея плющ.

Вышел прогуляться. “Хавая!?” – раздавалось утром с ирландским акцентом. Улицы пустовали, не показывались утренние бегуны, не поднимали лапы у столбов собачки на поводке. У домов никто не стоял, не сидел, не заводил авто и вообще было сонно и спокойно. Со стройке слышалось знакомое пшеканье, по-польски переговаривались таксисты в порту. Грузовик переезжал от паба к пабу и грузчики заполняли кузов пустыми пивными бочонками. Город оживал степенно. Кроме меня за просыпающимся кварталом с дорожного знака наблюдала ворона.  

Даже в таком небольшом городе туристической информации завал. На развилках информационные щиты с картой города и достопримечательностей. История места рассказана на английском, ирландском, с фотографиями как оно было и в данный момент. Указатели улиц также двуязычны.

Я сомневался, зайти в паб или не рисковать. Нулевая толерантность к алкоголю большая несправедливость к Guinness. «Как это, быть в Ирландии и не зайти?!» – и вошел в почти пустой паб на центральной улице. 2,3 евро за 330 мл стаута и я подался в угол от окон и глаз случайного начальства.

Отчалили в 15:00, рановато и в этом весь минус круиза. Сбегал за фотоаппаратом и на 12 палубе вместе с сотнями пассажиров наблюдал под звуки ирландского фолка за отдаляющимся Кобхом, зелеными полями, рощами и сопровождавшим нас лоцманским катером. Пока работал в винджамере, город успел окатить сильный ливень, а потом над ним просто нависала туча, не зная куда деться. Ливень ушел в море, туда же уходили мы.

– Can you give me Irish breakfast tea, please? – И я на кофе-станции пытаюсь понять, старушка шутит потому, что мы прибыли в Ирландию, или может потому, что она ирландка и не любит «English breakfast tea» (постоянно заказывали бритишы). Говорю, у нас такого нет, и если честно, не знаю есть ли такой вообще (есть, но не у нас).

Старушка-националистка уходит.

Spanish breakfast tea, Russian breakfast vodka.