Tag Archives: Мосты мира

Мост Сэмюэла Беккета

Второй мост в Дублине от Сантьяго Калатравы назван в честь ирландского писателя Сэмюэла Беккета. В характерном архитектору белом цвете, в виде поставленной на бок арфы, где одна сторона инструмента служит полотном с четырьмя проезжими и двумя пешеходными полосами, а нацеленная в небо арка поддерживает полотно вантами – стальными струнами арфы Беккета.

В единственной опоре скрыт фокус. Мост над рекой стоит низко, и для пропуска серьезных яхт или судов конструкция длинной в 123 м и шириной в 48 м может повернуться вплоть до 90 градусов, становясь почти параллельно набережной.

Тропический остров с голландской родословной. Часть I. Виллемстад Его Величества

Если есть Голландия, часто в дожде и слякоти, с ветрами Ла-Манша  и стужами из Северного моря, ради справедливости должно быть жаркое, с привкусом голубого ликера из горьких апельсинов тропическое место, где европеец в отведенные одну-две недели может как следует прожарить свою белую жопу. Таким волшебным местом служит островная цепь бывших заморских владений Королевства Нидерланды.

Сегодня Кюрасао, как и Аруба, Бонайре, половина Сен-Мартина или тот же Синт-Эстатиус удобным  местом входят под крышу Голландии. Одни имеют органы законодательной и исполнительной власти, другим для полного спокойствия хватило (в лучшем контексте) народного мера. Хорошим подспорьем экономики маленькому государству служит статус оффшора, налаженная трансконтинентальными авиалиниями туристическая сфера и совсем уж пошлые дополнения в виде казино и легальных борделей.

На западном побережье есть несколько мест, где в остров вдаются большие и извилистые бухты.  Прямо на входе в одну из них с самого голландского начала существует Виллемстад.  Удобность положения сложно недооценить, достаточно увидеть место сегодня и представить, какая схема работала сотни лет тому.  Залив Схоттегат глубоко вклинился в землю, разнесся вширь с севера на юг. На узком горлышке канала Святой Анны современной шириной в 150 с лишним метров под защитой форта Амстердам стоял первый город, возможно, слонялись корабли охраны и кочевал паром.

Вход в канал Святой Анны  и старый район Пунда в Виллемстаде.

Вход в канал Святой Анны и старый район Пунда в Виллемстаде.

На подходах к Виллемстаду можно увидеть дрейфующие  танкера, другие ошвартованы у нефтетерминала в заливе Схоттегат. Намного дальше  от города, чем того хотелось бы морякам, расположен контейнерный причал. Наше место было прямо в канале всего в 10 минутах пешей прогулки от исторического центра столицы. На западной стороне канала находятся причалы для круизных лайнеров. Крупные компании отправляют большинство пассажиров на летний сезон в Европу, на тихоокеанские просторы  и плотного наплыва круизменов Кюрасао не видеть как минимум до конца ноября.

Плавные прибрежные холмы заняли не высокие гостиничные комплексы. Частные виллы обособились на фоне пальм, кактусовых рощ и закаленных деревьев. Раз взглянул, и во рту пересохло. Капля воды стремится исчезнуть не коснувшись раскаленного грунта, пейзаж внушает – «сезон дождей» это не о здесь.

 Любое судно, направляющееся в порт Виллемстада, проходит естественной границей двух самых старых районов города – Пунда и Отробанда, и тем кто не занят на навигационном мостике представляется эксклюзивная возможность засветиться так, как не каждый турист может, или как гласит махровая пословица «мир посмотреть, да себя показать». Все следуют узким и глубоким каналом  Святой Анны (или Sint Anna Bay) как вратами с 1888 года  перекрытым  понтонным мостом с монаршим именем  «Королева Эмма». Мост давно не проезжий и служит исключительно пешеходам, а для автотранспорта переброшен в  километре от первого высокий стальной мост  имени королевы Юлианы.

До пропуска любого судна гудит предупредительный сигнал. Люди спешат ступить на землю, потому что «Королева Эмма» скоро начнет закрывать  ворота. Все разбежались, ворота на месте и юго-восточная конечность моста буксируется к северо-западному берегу канала на необходимый угол. Если нужно пропустить прогулочный катер, то и щель будет совсем не широкая, а если торговое судно, то двигать понтоны к берегу Отробанды нужно впритык, и если кто-то опаздывает…что же, тогда вплавь, смелее – судя по названию, вода уже освящена.

 Выходим в город, вокруг спокойно, в адский полдень никто не спешит. Таксисты, лениво перебрасываясь в карты, ждут работу; под деревьями на обочинах полупустых дорог люмпен со стеклянными глазами ждет растаманской шары. Люди спешат как мухи в предзимней коме. Они многоцветны как бабочки. В основном черные и латино,  немного индусов и китайцев. По безразличию к обстановке заметны белокожие резиденты. На улицах слышно папьяменто – родной язык Арубы, Бонайре, Кюрасао  возникший в XVII-XVIII веке для коммуникации в многонациональном обществе. Основу папьяменто составил язык западноафриканских рабов, и он же легко впитал часть английских слов, испанского, португальского и, конечно, весомую часть голландского языка.

Самые старые дома в нидерландском стиле XVIII—XIX веков выстроились в ряд на набережной Handelskade в районе Пунда. С первого взгляда, вдоль канала устроилась скромная версия датской Нюхавн – небольшая загадка без очевидных подсказок на картинке в виде пальм. Здания шириной в три-четыре окна, высотой три-четыре этажа могли бы с успехом вписаться где-то  между Амстердамом и Копенгагеном. Район не так велик как может показаться и ради прогулок историческим центром за те же деньги лучше не сюда. Здесь и дальше жили влиятельные семейства Виллемстада. Сегодня это модное место как людным вечером, в струящемся с арок «Королевы Эммы» свете гирлянд, так и ленивым днем в тени крытых террас.

Понтонный мост Королева Эмма. После наступления темноты на волнистых арках зажигаются разноцветные гирлянды.

Понтонный мост Королева Эмма. После наступления темноты на волнистых арках зажигаются разноцветные гирлянды.

 Дальше гуляем не широкими улицами и переулками. Все ровно и под прямыми углами, узко так, чтобы всегда была тень. Как можно догадаться, в честь круизного лайнера квартал почти полностью перехерачен в торговый центр.  На вершине мерчант иерархии восседают парфюмерные, ювелирные, часовые бутики. За ними индусы с электроникой к сетям на 110 вольт. Лавки с аутентичными тоннами китайско-карибских сувениров,  в скверах или на площади лотки с той же ерундой.

В этих напудренных для приличия закоулках в  основном торгуют, кормят национальной кухней и разводят на курсе или попросту, нахлобучивают как могут. Цены и инфраструктура рассчитана на денежного туриста, стоит немного отойти, и начинается простой ассортимент и цифры, но мы ведь сюда не за этим пришли. Правда? Потому что должен быть рынок, небольшая историческая справка и крыши Виллемстада.

Необыкновенные крыши в Стране Басков

В большей части жилые дома предполагаемой южно-европейской палитры. Едем на юг – ждем тесноты и черепицы. Знаковые особняки периода индустриального бума региона не в пример разные.

Лучше Бильбао не было до и не стало после за весь рейс до самого Сакраменто. Город держит первенство по уровню панорам и деталей. Добавлены места из Сантурци и Португалете: музеи, особняки, соборы и мост, новейшие произведения искусства от музея Гуггенхайм. Смешаны стили и материалы, век пара и космоса.

Белый мост Субисури

За двумя башнями-близнецами и совсем не далеко от музея Гуггенхайма над рекой стоит пешеходный мост Субисури, иначе называемый Белый мост, понятно от чего. Интересно другое, если смотреть с любого берега из-за плотного набора поперечных балок под пешеходной частью и веера стальных вантов с обеих сторон над, конструкция подобна скелету динозавра, выгнувшему кости, ребра и позвоночник от сюда и туда. Ночью подключается иллюминация и мистика преумножается сквозь прозрачные стеклышки составляющие полотно моста.

Город негодовал за тысячи евро и все же ежегодно менял побитые плиты. Прохожие падали на скользком стекле, и тут пришел черед расплаты, по центру стекло прикрыли резиновым ковром. Мистики поубавилось.

Прогулка в центре Бильбао

В любом туристическом буклете, например, из инфоцентра  Сантурци, к заметке о Бильбао и местах интереса, как правило, добавлено фото музея Гуггенхайма, а то и любого из необычных мостов через реку Нервьон. Главной целью за доступное время я определяю увидеть хоть малую часть известного города.

Новенькое метро самый дешевый и быстрый транспорт из морского порта до Бильбао и наоборот. По одной из двух линий можно попасть в центр или пересесть на другую ветку и поехать по станциям противоположного берега реки. Доехать до Гечо и опять переправиться, но уже по известному Бискайскому мосту.

 Пассажиров не много, едет быстро, новое и чистое метро. Выходить на станции Moyúa в центре нового города заложенного в XIX веке да не сбавляющего темпы в XXI. Отсюда к музею Гуггенхайма всего 5 минут быстрого шага. Одну остановку вперед и вы в тесноте улиц Casco Viejo. Имея в распоряжении целый день, вместе с суточным проездным Бильбао будет в полном распоряжении.

Пешеходный центр Бильбао

Пешеходный центр Бильбао

Новый центр Бильбао удивил спокойной атмосферой и малолюдными улицами, чего  следовало ожидать в августе после полудня, а я не ожидал. Однако, есть неизменная черта. Харизма замешанная на медленном ритме жизни вместе с традиционной южноевропейской ленью-сиестой. Красиво выложенное среди центральных площадей и скверов ощущение легкости, и все в окружении архитектурного ансамбля позапрошлого века. Чистота на грани стерильности госпиталя с толковым завхозом, исправно работающим плотником и электриком, не пропали в запое дворники, миссия местных коммунальщиков работать незаметно.

Граффити под мостом напротив музея Гуггенхайма в Бильбао

Граффити под мостом напротив музея Гуггенхайма в Бильбао

Как и море, хорошая река подкрепляет статус. Стоит пройтись по набережной, чтобы понять, как именно Нервьон дает жителям простор для творческой реализации. Результаты можно увидеть в граффити, новых идеях дизайна, казалось бы, обыденных вещей. Даже после музея Гуггенхайма  уличный креатив Бильбао не прекращает удивлять.

В Стране Басков. Часть IV.Бискайский мост

В Португалете больше ста лет работает стальной мост-переправа соединивший город с районом Лас Аренас муниципалитета Гечо. По нему нельзя проехать в обычном смысле. У моста нет горизонтального полотна для проезда, и он не подъемный, не раздвижной. Таких больше не строят, и это единственный в роде, включенный в наследие ЮНЕСКО Бискайский мост-транспортер через реку Нервьон. С первого взгляда заметна схожесть конструкции и не обделенных фактурой деталей с Эйфелевой башней, и все становится ясно, когда узнаешь у кого учился архитектор Альберто де Паласио.

Опоры представляют собой две двойные металлические башни высотой 61 метр, оттянутые металлическими тросами, концы которых крепятся на расстоянии 110 м к массивным бетонным блокам. Между башнями, стоящими на разных берегах, натянуты тросы, образующие параболу, на которых на высоте 45 метров висит центральный пролёт моста длиной более 160 метров. wiki

Пересечь реку можно и пешком за 4 евро поднявшись в лифте к центральному пролету. Намного дешевле переправится на подвесной гондоле. Она вмещает около шести легковых авто, кучку велосипедов, и в крытые павильоны по обе стороны проезжей части множество пешеходов.