Tag Archives: порт назначения

Sister ship. Часть II. Несомненно ценный опыт

В надстройке я со старта знал куда идти и где каюта, как разбит мостик и ПУГО (пост управления грузовыми операциями). Всё совпало с предположениями, от дна машинного отделения и до мостика. Разве что, отдельно расположены столовые рядовых и офицеров. В обоих помещения по большой плазме, но у филинов был караоке, а у нас плей-стейшн и жёсткий диск на 1Тб с кучей фильмов и расеянских ТВ программ.

В офисе кроме стола и стульев для портовых совещаний два компа подсоединённых к сети. Когда была цела спутниковая антенна, с них можно было пользоваться 650Мб выделяемого на месяц интернет трафика, потом как-то в сильную грозу с непросматриваемой стеной дождя заходили в Сингапур, обычное в марте-апреле для тех мест дело, и рядом ударила молния. Кто-то говорил, в нас, я думаю, возле, и от электромагнитных волн перегорела антенна и не скажу наверняка как, вышла из строя сетевая плата, если бы в нас, таким малым бы не обошлись.

Он даже делал борщ и голубцы. А еще филиппинец готовил шубу, оливье, деруны.

Он даже делал борщ и голубцы. А еще филиппинец готовил шубу, оливье, деруны.

В ПУГО из особенностей неполноценный грузовой компьютер, точнее, рабочий в офлайн режиме, когда с системы мониторинга танков нужно брать показания груза в танках и вносить вручную на грузовой. Кренометру доверять можно было с натяжкой, как и всему остальному. Как сказал новоприбывший Старпом, “прибывая на судно, сразу при приёмке нужно выспрашивать, что и где не работает и прочие особенности” там же легче было узнать, а что из многого вообще работает и что работает, но показывает дичайшую информацию.

Терминал у городка Бау-Бау, Индонезия. За то чтобы выйти требуют взятку за каждый пропуск, а пляж всего в 10 минутах пешком.

Терминал у городка Бау-Бау, Индонезия. За то чтобы выйти требуют взятку за каждый пропуск, а пляж всего в 10 минутах пешком.

По грузовой системе врало большинство сенсоров уровня балластных танков. Работая с балластом, знать уровень можно или как говорится “на морской выпуклый глаз”, или если точно когда перелив на палубу, или когда насос уже ничего не может выкачать за борт, то есть приблизительно пуст. Ну вот, снова неопределённость весом в несколько тонн. В США перебрав на палубу балласт получаешь большие проблемы, хороши что мы были не в США.

Есть разница в показаниях сенсоров груза, нормальная ситуация, но на некоторых танках выходит за пределы нормы. Сенсоры вакуума/давления танков также сходили с ума и если танк стабильно показывал критический вакуум при открытых в атмосферу клапанах, при котором у вахтенного тоже сжимается одно место, то у нас это не значило что танк всасывает в Чёрную дыру, а просто сбились настройки и нужно ввести поправку в систему мониторинга. И наоборот, если сами клапаны не настроены как положено, давление в танке растёт, сигнализация гудит, а у него «запор», или ты уже не знаешь чему верить, не проще ли послать матроса подорвать клапан вручную, и так раз –надцать за вахту.

Как говорил иногда кеп, “опыт (разных передряг) спорный вопрос, с одной стороны, как его получить на новостроях – нереально, а с другой – он тебе нужен такой опыт, если карьеру можно отработать на хороших судах?” Что-то не спешат наших брать на хорошие суда. И тут, как кто-то наверху услышал, у нас перегорела плата на сервере мониторинга грузовой системы. Сразу вопросы – как быть, что делать, как работать?! Пришлось всем вспоминать как по старинке гонять матросов с рулетками UTI, и хорошо, что сами радары уровня взлива в танках были в порядке (относительном, как и всё остальное). Прошло уже почти 4 месяца с моего списания, а я точно знаю, что всё как было поломано так и осталось.

Спускаясь вниз имеем как в типичном американском триллере длинный коридор с набором дверей в разные стороны. Одни в гудящую и жаркую Машину и ЦПУ, другие в переодевалку, вечно замызганную прачечную рядовых, в спортзал и провизионки. В конце выход в румпельное с двумя гидравлическими рулевыми приводами и химкладовую, там же Цитадель на случай пиратской атаки.

В машинном отделении я бывал не часто, но всё же появлялся по делам то к аптечке, то за какой-то отвёрткой, поначалу вызывая удивление у коренного населения машины, но потом привыкли.

В машине пол контракта наблюдалась жопа с дизель-генераторами и главным двигателем. Долго приказывали жить турбочарджеры, штуки аналогичные нагнетателям описываемым на суше словами TDI сзади на кузове машин. С Главным всё просто, кеп сперва любил бросить “динамку я сломал, остался Главный, и потом мы прекрасно станем на якорь или в ремонт на пол месяца”.  Иногда, по тому как вибрировала надстройка, а после сработавшей сигнализации так же внезапно зависала тишина, думалось, а не пришел ли ему последний час и мы движемся по инерции? Куда-то. Подтверждались опасение с тем, что именно там дышало на кадило.

Рулевая машина, вид сверху.

Рулевая машина, вид сверху.

В отличие от Аскхольмена, треть и без того крошечного помещения спортзала не забрана под пердольню электромеханика. Так же из позитивного наличие нормальной беговой дорожки, хоть и самодельной, но скамейки для жима лёжа, нескольких вариаций по форме и длине грифов с набором блинов на полный вес 80 кг. Нескольких пар гантель с фиксированным весом и двух небольших гирек. В стороне стоял велотренажёр, модель которую я вижу часто, будто только её и заказывала оптом Контора для своих.

Для поддержания хилой мотивации музыкальный центр и ещё от филиппинцев остались обои, но нет, не из филиппинских, как было, красавиц и Мэнни Пакьяо, а из американских культуристов и журнальных страниц с мануалами упражнений. Позже всё же узнал Мэнни на одном из листов.

С одной стороны, у всех каюты бесполезно большие, но к хорошему привыкаешь быстро и мне бессмысленный поначалу космос потом стал привычной обстановкой. Отсутствие холодильника в минус к стандартному набору из кровати с прогнутым матрасом, дивану из кожзама, журнальному столику и письменному столу, шкафу и двум стульям. Содержать стратегический запас еды невозможно.

Мостик типичный для старенького танкера такого класса и корейца по сути. В плане эргономичности не входит в рейтинг вообще. Самый первый обнаруженный недостаток —тупое расположение одной УКВ станции. Вместо того, чтобы быть доступной вместе с трубкой перед радарами и картами, консоль управления вынесена аж в радиопердольню радиорубку (вроде логично – радиорубка?) подальше от непосредственного места откуда управляется судно, а у карт и радаров есть только трубка и длинный кабель. Вроде бы отвертелись корейцы с кабелем-то? А нет, потому что вызывая судно держишь трубку в руке, судно тут же высматриваешь на экране, и наблюдая за движениями других в трафике Сингапура, например, удобно сразу иметь под рукой консоль для переключения на другой, посвободнее канал связи, но с Гулей приходилось класть трубку и, бросая всё, бежать переключать канал в радиорубку. Потом обратно, и вызывать дальше, потом если нужно перенастроить повторяем процедуру, а вокруг меняется навигационная обстановка. Вторая УКВ расположена, как и на многих, у панели машинного телеграфа и управления прочими системами. Идти ближе, но с коротким кабелем говорить можно только оттуда и ни карт, ни радара.

Немножко рация по-дебильному расположена, никто не поверит и денег не даст.

Немножко рация по-дебильному расположена, никто не поверит и денег не даст.

Также не продумано расставлены радары с ECDIS’ами (эл. карты), хотя до чего уже могло быть проще додуматься? Четыре консоли установлены подряд – две консоли ECDIS и сразу два радара. Вроде бы, какая разница? Вдвоем-троем, когда на мосту капитан, лоцман нужно постоянно бегать от крайнего ECDIS к радарам за спиной у человека, пользующегося другим. Мелькая, толкаясь или разминаясь. У капитана (или лоцмана) радар под рукой, и ему не нужно бегать. Всего-то нужно было их перетасовать попарно.

Есть такая система вахтенной сигнализации Bridge Navigational Watch & Alarm System (BNWAS), давно утверждённая в конвенции, призванная срабатывать через определённые промежутки времени светом, потом звуком на мостике, а если её не обнулить, то верещит капитану в каюту, если до сих пор не сбита, и кеп не прибежал, то и на всю надстройку. Введённая на случай, если заснул или стало плохо на вахте. Обнулять можно рукой нажимая на одну из кнопок разнесённых по мостику, а если стоят сенсоры движения, то достаточно просто двигаться и система будет в курсе что всё в порядке. На Весте можно было сидеть в кресле и закрывать сенсор рукой, на Анукете у вентиляции вообще привязали ленточку, которая дребезжала от потока воздуха. Вот так залёт на веттинг! Максимальное время 10,5 минут, сенсоров у Гули нет и через каждый интервал хоть днём, хоть ночью нужно бегать к кнопкам и жать. С одной кто-то разбежался и проломил пальцем к чертям панель, такое бывает не редко. С одной стороны, безопасность, с другой – заёб, но если есть вахтенный матрос, вопрос решается просто.

На мостике преобладает Furuno с вкраплениями других производителей стандартных устройств, будто годами не меняющихся, а наработанных на один склад в конце 2000-х, откуда теперь достают в коробках физически не изглоданные, но жуть как морально устаревшие устройства. Один из двух радаров был полуслепой, и порой даже двухсотметровые танкера бил как небольшие точки, что уж говорить о рыбаках, поэтому часы наработки магнетрона тупо ложились на нормальный. Каждую смену погоды нужно было думать как его настроить. Хотя его не сильно гоняли, к концу контракта приказал жить долго. Контора сопрягла радары Furuno с их природным врагом JRC, последние поставили на мостик ECDIS’ы. Враг не в смысле несопоставимости протоколов, просто два известных японских конкурента. Основной рабочий инструмент, на котором рисовались планы переходов и к ним комментарии. Одно хорошо, говорят, Furuno хуже.

После рейса на мелководный Янгон сломался допплеровский лаг – устройство для определения скорости относительно воды. Относительно грунта, получали курс и скорость от GPS и продолжали работать, но нам нужна вода для корректных расчетов манёвров во время расхождений с другими судами, чтобы знать течение и пройдённое по морю расстояние. Гирокомпас также берет скорость по лагу для устранения скоростной погрешности, а автопилот для выбора угла перекладки руля. Жопа на жопе и жопой покрывает. Думали, прошлись корпусом по илу, цепонули. После моего похода на самое дно машинного отделения, изучения мануалов и чертежей, показавших что достать изнутри никак нельзя так как и тут сэкономили на отсекающем клапане, капитанских переписок с офисом, в Сингапуре приехал техник и сказал по-китайски – пизда рулю, не у вас одних такое, ранее случилась на другом аналогичном теплоходе конторы. Покупайте новый сенсор и вызывайте водолазов. После этого всё зависло в процессе, ну а мы дальше катались как было, никому косяк не разглашая.

В первую же неделю, после того как сменщик сказал “всё на мосту хорошо, нечего переживать” я на проверке включил аварийную УКВ рацию и она потухла с нулевой батареей. Потом увидел на спутниковом терминале Inmarsat-C сообщение об ошибке в сохранении файла, начал разбираться и выяснил, что в правом терминале не работает привод дискет, а это единственный способ что-либо держать в памяти устройства. XXI век, а я пользовался дискетами на 1,3 Мб! В терабайтное время у меня жесткий диск на 1,3 Мб полетел. Кому-то покажу, не поймут. Остался дубликат слева, он пока жевал дискеты как надо. Составили заявку на ремонт, так как любой другой туда не поставить, а тот был сделан в прошлом веке на Филиппинах, тогда не удивлюсь цене в 150-200у.е.

Нактоуз с магнитным компасом, там под колпаком.

Нактоуз с магнитным компасом, там под колпаком.

Над мостиком на пеленгаторной палубе стоят антенны, и добравшись к ним, не я, а кеп обнаружил что антенна АИСа (Автоматическая идентификационная система, (англ. AIS Automatic Identification System) готова из-за гнилой трубы вот-вот свалиться на палубу, и чудо, что она не там. Второй должен был каждый месяц проверять визуально все антенны. Это из того, что можно навскидку вспомнить по мостику, а сколько по судну! Спасибо за ценный опыт, но оно мне надо возвращаться на то несчастье!?

Веттинг танкера на пальцах

Значительное событие каждого контракта – веттинг инспекция, к которой каждый готовится насколько может или хочет. После неё дышится легче и работается попизжей. Так все, по крайней мере, настраиваются.

Веттинг, он же SIRE, был назначен на порт Янгон, столицу Мьянмы. Он расположен в устье одноименной реки, в десятке миль от залива Мартабан Андаманского моря, а мы стали даже дальше его окраин и высотки были видны в сизом дыме не то тумана, не то гари буддистских погребальных кострищ. Заход в порт головоломительное занятие для Капитана и Второго помощника. Курсы нужно прокладывать по реке, карта которой не стоит ломаного гроша и немного дороже слов главы мокшанского Мида, так как после посадки лоцман начинает вести судно одними ему известными направлениями, но хвала богам, в генеральном направлении приблизительно как нужно.

Одно дело мега грязная река с сильным течением (из-за перекрытого охлаждения на двигатель поднимаются температуры), или те чёртовы курсы с буями и навигационной обстановкой, но идти нужно во время особого прилива только пару раз на месяц, и в основном по мелководью. С осадкой в грузу 8,8м по моему плану нам нужно было как-то проскочить над банкой 5,4м, то есть по всем канонам подождать прилив и уменьшить скорость, и так в нескольких местах. Но всё равно, весь мой красивый под инспекцию план пошёл одним местом, после того как лоцман провёл судно над местом, где значилась глубина 2,8м, а я обрисовал на карте район как “Вообще не смей соваться иначе жопа”. Как сказал лоцман, устье меняется как настроение беременной женщины, из-за сильного течения банки и ил двигаются, предугадать надолго не получается вообще, карты устаревают к моменту выхода. Добро, шоназывается, пожаловать в реку Янгон.

Веттинг инспекция процедура характерная всем приличным танкерам, так как африканским бункеровочным дикарям оно не требуется, а прочей индонезийско-китайской каботажной дичи она не по интеллекту, а самое страшное что может приснится экипажу балкера или контейнеровоза инспекция Класса или Флага, который реет у них на корме, и то раз в год, високосный, вроде бы. Не беру Port State инспекции, так как они у всех без исключения, и попасть с ними в жопу может кто угодно.

Ещё есть танкерная инспекция CDI. Касается имеющих дело с химией и прочими нестандартными веществами, заблаговременно вписанными в книгу морских алхимиков Bulk Chemical Code. Жёстче веттинга в плане мозговой камасутры. Инспектор может идти не по чек-листу (к которому готовятся заранее), а по знаниям и умениям. Там обычно хватаешь намного больше замечаний от которых потом нужно отбрехиваться перед офисом, но в коммерческом плане не так важна как веттинг. Со списком замечаний жить можно, а у веттинга с таким же большим списком можно вылететь из найма.

Для чего оно нужно? Как пишет сайт OCIMF (Oil Companies International Marine Forum):”The SIRE Programme is a unique tanker risk assessment tool of value to charterers, ship operators, terminal operators and government bodies concerned with ship safety.”

Инспекция призвана поставить рейтинг танкеру с его экипажем от компании-заказчика инспекции, подтвердить ему планку фрахта, показав, что уж это судно способно превозмочь трудности морей и коммерческие рифы, доставить нефтепродукт из точки А в точку Б, сохранив при этом экипаж, груз, судно и нашу планету в состоянии момента точки А, но для более успешного выполнения задания нужно устранить ряд выявленных косяков, крупных и малых, ну или вообще все very good. В конце инспекции даётся бумага со списком косяков на которые должен обрушится в приступе работуна экипаж или по крайней мере, придумать, что ну никак не в наших силах, а только уповая на высшие силы. У разных нефтяных компаний свои требования к графику проверок, например, у модных Shell каждые три месяца, в то же время мокшанскому Газпрому хватает показаться раз в пол года.

Среди косяков есть ебачки, а бывают “смертные грехи”, то есть ” high risk observation”, которых если 1-2 то как-то с иными нефтекомпаниями можно работать, а если слишком много (то крест на капитанском спокойствии, и далее по служебной лестнице) проверка автоматически провалена. Даётся время на устранение и через полтора-два месяца назначается новая.

Ебачки по ходу инспекции собираются в черновик. Они могут быть решены, и это лучший вариант, по ходу инспекции. Когда выявленный недочёт спорен, как два мнения уважаемых людей, свойство вопроса строго не прописано в документах или косяк-то вообще мелочный. Тогда два варианта – капитан отбрешется переубедит и в финальном отчёте его не будет, два – он будет устранён по ходу как мусор убирают не на совок, а под ковёр со словами “ой, неужели, так это вот только сегодня так, а обычно тут всё в порядке”. Или же не могут быть решены-оспорены, тогда занимают место в чистовом списке. Тогда это полноценное проёб замечание или форс-мажор.

Для облегчения подготовки к веттингу, так как готовить нужно всё, издано пособие Vessel Inspection Questionnaire с проверочными вопросами по разным сферам работы судна, от документов, процедур и до работы грузовой системы, палубного оборудования, машинного отделения. Каждый департамент, а далее, каждый офицер готовит к проверке заведование.

Третий помощник помогает Старпому со спасательными устройствами и противопожарной безопасностью. Старпом занят с палубой, процедурами и грузовой системой. Капитан вообще в ответе за всё. Второй готовит раздел Навигация и оборудование мостика, а ещё Коммуникация. Медицины в списке нет, хотя к Флагу или к CDI есть.

В плане безопасной навигации более подставить, чем выбрать Янгон для инспекции, было бы трудно. Взять хотя бы пример, где мы прошлись над глубиной 2,8м. Многие ли компании доверят груз на миллионы экипажу, который летит над меляками с риском на них сесть, а потом долго, дорого и мучительно с них сниматься? Мы шли, потому что там такая нормальная практика и с этим либо живёшь, либо в порт не заходишь. Нам повезло и инспектор, зная особенность порта, даже не стал на случай обращать внимание, а как житель Сингапура, просто попросил показать выход с якорной стоянки ALGAS и проход Малаккского пролива. В финале посредственный результат в 6 замечаний из десятка черновых.

Особенность кросс харбор Сингапур

Место, где работал Гуля, танкер из высшего эшелона Конторы, описывается как Сингапур и окрестности. Переходы по которым доставляли грузы «кросс харбор» (пересечение гавани), где например, погрузились в терминале VOPAK на одном островке, прошли 5-10 миль по извилистым дорожкам внутреннего трафика на якорную стоянку ALGAS, постояли от нескольких часов до полусуток, подняли якорь, прошли несколько миль с лоцманом и выгрузились на терминале Horizon или Exxon, или другой из кипы мировых и местных нефтетрейдеров.

Какого х**, спросили новички “кросс харбор”, вместо того, чтобы дать постоять два-три часа и просто пойти прямиком на другой терминал, нас выгоняют на якорь, и на наше место не претендует в это время другое судно. Просто идите вон. Лоцман же сказал, что даже из-за разницы в цене на эти несколько часов, но разве такие объёмы не покупают загодя на биржах. Брутал порт и брутал рулс.

Промежуточный пункт обычно якорная стоянка ALGAS, где всегда стоит целая свора судов, в акватории ограждённой от пролива молом, тесно и не в обиде, по экрану радара бортами чуть ли не впритык друг к другу. Не так давно судно нашей фирмы еле избежало хорошего навала, вовремя отреагировав и поддав движками назад да вытравив больше цепи: балкер заходил на стоянку, зацепил стоявшее на якоре судно, оно начало дрейфовать на фатерлянд танкер и все-таки немного задело. Как обычно, после была куча нытья и бюллетень из офиса.

Временами танкер вырывался с набегами в Малаккский пролив. Идти по Малакке никогда не приятно, а если приятно, то только к выходу в Индийский океан. Бывало ходил в малазийский Куантан, или на Борнео, и тогда это счастье для всех. Переход уже от полутора суток и до полторы недели с промежутками на три порта выгрузки на Борнео.
Какие могут быть или есть недостатки такой работы?

Если бы у нас не было Стажер-старпома, который забрал часть грузовой вахты и швартовок, то работать было бы трудно. Пришлось бы помимо грузовой вахты в 6 часов идти не в своё время на швартовные операции, недосыпать сутками за сутками. Делать что-либо из работы помимо грузовых было бы или нереально, или выматывающе, например, я бы должен был по любому после вахты идти на мостик и рисовать на картах план перехода к следующему терминалу.

Из-за сверх коротких переходов, планы нужно было делать почти каждый день, а это нарисовать на карте (или отредактировать имеющийся из старых планов) и сделать бумаги с расчётами курсов, координат, приливами, чек-листами и пр. Выручало то, что планы типичны и многие пункты оставались прежними, а всё что менялось не так и долго просчитать.

Можно подумать, что в плане навигации кросс-харбор напряжённая и неприятная из-за постоянного трафика и толкучки работа. Я тоже так подумал по приезду, пока пару раз не походил с лоцманом. Сложно, если идти одним по Сингапурскому проливу, но в сам Сингапур без лоцмана не зайти, а с ним там легче, так как он часто на китайском может решить вопросы с другими судами.

Кажется, что это за работа танкера постоянно у земли, если не бункеровщик? Ни тебе размеренности жизни в переходе на недельки две, ни расслабится в воскресенье как в выходной день с барбекю. С другой стороны, тогда у всех с местными сим-картами есть доступ к интернету.

В плюсе то, что часто находишься в беспроблемной досягаемости для смены экипажа. По той же причине ждать срочного снабжения неделями не нужно, если что-то требуется быстро, оно будет доставлено агентом на якорь или к причалу.

Чаще всего, там хорошая погода. Тепло круглосуточно, временами идут сильные дожди, полностью опресняя палубу, но от этого только свежее, из-за особенностей расположения нет больших волн и вообще нет зыби. Приемлемое колебание приливов.

В плюс можно записать хорошее техническое состояние терминалов и причального оборудования, и здесь же на терминалах минус – много китайцев понять которых порой трудновато, индусов тоже много, но их понять намного легче. Минус из-за того, что эти хорошие терминалы по новым трубам могут загрузить-принять танкер на раз-два, а если бы была какая-то глушь, было бы ограничение по давлению на трубах при погрузке-выгрузке, и мы могли бы стоять у берега дольше. Особенно, если это приятный берег и хороший интернет.

Сингапур. Часть IV. Вечер у Marina Bay

Каждый вечер у Marina Bay происходит лазерное шоу.  Анонс со стенда обещал футуристический карнавал. Вечером к месту знакомым маршрутом, в свете рекламных иллюминаций и гирлянд людные улочки и ресторанные набережные были интересней. Как и в Чайна-таун, заведения были забиты, менеджеры с туристами гуляли с англо-саксонской пабной харизмой.

Дорогая и модная набережная Boat Quay в самый разгар веселья.

Дорогая и модная набережная Boat Quay в самый разгар веселья.

В сквере у Marina Bay, вокруг мраморной статуи и символа Сингапура полурыбы-полульва, называемого «Мерлайон», на ступенях набережной Merlion park уже сидели люди в ожидании лазерного чуда. Минут через двадцать заиграли лучи, оказалось, установки работают с крыши-корабля Marina Bay Sands.

Лазерное шоу у комплекса Marina Bay Sands и набережная, где на ступенях и пирсах собираются зрители у Merlion park.

Лазерное шоу у комплекса Marina Bay Sands и набережная, где на ступенях и пирсах собираются зрители у Merlion park.

 Лучи сходились и путались, я ждал, вот-вот начнётся шоу с трёх больших букв. Спустя пять минут ничего особенного. Ну сейчас, не расходитесь, заиграет, из космоса будет видно, как зажигают. Что-то не начиналось.

Из залива поднялись чахлые струи фонтанов, из фонтана взлетел столб пламени.

Туда как комары на свет приплыли прогулочные джонки, поближе к представлению, и я бы подумал, что в сценарии пауза, и скоро со взрывом симфонии Вагнера лев с рыбьим хвостом ебанет навалит из залива водой так, что мокро будет всем, а световые лучи заставят открыть рты в приступе визуального охуевания экстаза, но это был конец. Я не избалован такими видами, но это был он. Даже эта постная хуйня штука не могла испортить позитивные впечатления от города, по которому я продолжил гулять.

Сингапур. Часть III. Терраса Marina Bay Sands

Комплекс Marina Bay Sands состоит из трёх объединённых в крыше и основании сооружений, или башен, как их называют. Колонны соединяет и служит крышей гондола более всего напоминающая теплоход. В “надстройкесо стороны кормы, где только и можно ходить посетителям, расположена самая популярная в городе обзорная площадка Sands SkyPark Observation Deck, помимо названия ещё более напоминающая палубу из-за крупного деревянного настила. За границей площадки, куда можно только постояльцам, ресторан и бар, на палубе обширная терраса с садом и большим бассейном, подходящим к самому краю «борта» так, что можно сделать фото так будто купаешься в небе. Судя по наличии последнего, это танкер.

Башни и "теплоход" гостинично-развлекательного комплекса Marina Bay Sands.

Башни и “теплоход” гостинично-развлекательного комплекса Marina Bay Sands.

Поднявшись за 23 доллара на 57-й этаж, лучше Ивана Грозного в фильме Гайдая не сказать. Терраса со стеклянным ограждением обходит “надстройку” по дуге с большой площадкой в корме, предоставляя панораму примерно на 270 градусов. Видно новый Сингапур – шипастый небоскрёбами бизнес-хищник, они закрывают добрую часто обзора, видно стартовую площадку и трибуны для Формулы 1, крошечных людей на набережных, театр «Эспланада» по виду похожий на очищенный дуриан, весь Marina Bay и устье Singapore river, откуда выскакивают прогулочные катера-джонки, видно как без остановок пашет часть контейнерного порта и пролив до самых индонезийских островов, а в нём многие десятки пароходов, на якоре или следующих на восток за китайским добрецом, или с углеводородами и сырьём для бездонной японской-корейской-китайской глотки, или на запад, с переработанным добришком обратно.

Мозговой и финансовый центр Сингапура.

Мозговой и финансовый центр Сингапура.

Для лучшего понимания, что вообще видно, к ограждению привинчены таблички со схематическими выгравированными на нержавейке панорамами. Почти всё описание в иероглифах, будьте сыты оглавлениями на английском. Туристов было мало. Места осмотреться более чем, да и всем повезло с безоблачным и не дождливым днём.

Со стороны Сингапурского пролива открывается вид на большой и искусно спланированный тропический парк с прудами и сетью закрученных тропинок, необычных аллей и комплексом металлических каркасных башен в виде гигантских деревьев в центре комплекса. Gardens by the Bay многим паркам парк у моря.

Парк "Сады у залива", он же Gardens by the bay, а также десятки судов, из сотен которых не видно, на якоре в Сингапурском проливе.

Парк “Сады у залива”, он же Gardens by the bay, а также десятки судов, из сотен которых не видно, на якоре в Сингапурском проливе.

На вершинах башен обзорные площадки, а самая большая вместила кафе. Между башнями подвесные мостки, с них можно осмотреть ботанистического и ландшафтного, но, заведомо, заведомо хуже чем мы-то на 57-м этаже. Не стоит и сомневаться, популярное место прогулок жителей и туристов. Разбитый на тематические ботанические зоны он покажет, что и как может расти в тропиках Юго-Восточной Азии, в прудах можно поискать цветных карасей. Кроме фауны и флоры в парке трудно пройти мимо искусно вырезанных из огромных цельных кусков мрамора статуй слонов и львов.

Сингапур. Часть II. Старый и новый

Круглосуточно яркое, парадное лицо Чайна-таун прилично как двери дорогого отеля. Имея в запасе один день, мне оставалось лишь уткнуться в него носом и оставить отпечатки пальцев на стекле. Аккуратные фасады готовы предоставить фон и палитру домашнему фотоальбому или профессиональной выставке, не аккуратные задворки напоминали, вы все-таки в Азии.

Обратная сторона бойких улиц Сингапура.

Обратная сторона бойких улиц Сингапура.

По набитым под крышами датам, малоэтажный и полностью осаждённый высотками не самый Старый центр, был построен в 1900-1910 гг. Здания от двух до четырёх этажей ставились стена к стене как строили в густонаселённых городах Западной Европы, а так как времена Империи, то так как застроены пригороды Лондона. Выстроенная Европа припудрена на азиатский лад, так край черепичной крыши как увядающий лист загнут немного кверху, а половина вывески должна быть в иероглифах. Нижние этажи заняты национальными ресторанами, барами, офисами международных компаний и магазинами, а Pagoda street, неподалёку от этой самой пагоды Buddha Tooth Relic Temple, это целая пешеходная улица-рынок сувенирного крама и хлама.

Пагода и музей в Чайна-таун Buddha Tooth Relic Temple.

Пагода и музей в Чайна-таун Buddha Tooth Relic Temple.

Вдоль реки Сингапур и от неё начинал расстраиваться город конца викторианской эпохи, это мосты и пышные, имперского вида здания. С небоскрёбами архитекторы старались уйти от банальности стандартных железобетонно-стеклянных шишек и не дешевили формами, озеленением и даже целыми садами на крышах и террасах. Удивляют днём, ночью захватывают палитрой, яркостью, исполнением огромных брендовых табло, эта деталь не отличает Сингапур от других многоэтажных королей. В среду стекла и бетона привносят аутентичный колорит индуистские храмы и буддистские пагоды.

Один из многих индуистских храмов. Кроме китайцев и малайцев весомую часть населения составляют индусы.

Один из многих индуистских храмов. Кроме китайцев и малайцев весомую часть населения составляют индусы.

Полицию почти не видя, в Центре с первого взгляда понятно – днём или ночью вокруг безопасно как в полицейском участке, потому что наказания суровы, и как результат один из самых низких уровней преступности в мире.

Китайцы готовились к своему Новому году. Всё возможное было завешено любимыми цветами императора Поднебесной, а New Bridge road, делящая квартал пополам, была обильно украшена фонарями и светящимися фигурками толстощёких мартышек. На Новый год район на несколько дней замирает, но пока жизнь била ключом, и не машинным.

Модная улица Чайна-таун с множеством ночных клубов, баров и ресторанов.

Модная улица Чайна-таун с множеством ночных клубов, баров и ресторанов.

Не сразу понял, как оказался в модном районе старого Чайна-таун, о чём можно было судить по множеству дорогих автомобилей, не простым барам и мажорным ресторанам. По обложке иные заведения можно было отнести к местам тусовок приезжих менеджеров международных компаний и туристов, другие же собрали сингапурскую «золотую молодёжь».

Целью второго дня был “дом с пароходом на крыше “, гостиничный комплекс Marina Bay Sands один из самых заметных среди новейших зданий Сингапура, а всё попавшееся по дороге также представлялось не упускать.

Современный город и набережные реки Сингапур.

Современный город и набережные реки Сингапур.

По набережной Promenade вдоль Singapore river пройти к заливу Marina Bay, пройтись по утыканной на грани китча современной архитектурой набережной залива, по Олимпийской аллее (на память об юношеских играх 2011 каждая страна-участница получила пальму с табличкой), мимо битого как пол яйца здания музея ArtScience и торгово-развлекательного комплекса к “пароходу”. Возвращаться можно по противоположной стороне залива и реки. Сначала пройтись мостом Helix, дойти к зеркальным куполам театра Esplanade, и пойти по той же набережной Promenade обратно.

Финансовое сердце Сингапура с набережной Марина Бэй Сандс.

Финансовое сердце Сингапура с набережной Марина Бэй Сандс.

Как по мне, оптимальный маршрут для центра в один день – у реки расположены набережные с десятками ресторанов, пабов и сомнительной направленности массажных салонов, вокруг которых крутятся интересные люди и ситуации. Всё оживает к вечеру, ну а днём на набережных пустота и тишина. Как только прошла жара, а в офисах рабочий день, места преобразились из тыквы в карету. Совсем недавно пустая Boat quay превратилась в пьяный муравейник, где также много ели и громко болтали. Эту сторону монеты я мог наблюдать вечером по пути к Марина Бей, на просмотр лазерного шоу.

Сингапур. Часть I. Вечерний Чайна-таун

Сингапур заточен на приём моряков, сама география велела, а история к этому сложилась, когда дела в свои руки взяла в году Ост-Индийская Торговая компания. Город льва и это не об Украине (что только так и роднит его со Львовом из-за половинки сингы в переводе с малайского «лев») из рыбацкой деревни постепенно превратился в важный военно-морской и бойкий торговый узел в ожерелье Британской Империи. Они подходят и подходят с каждого авиарейса, как, впрочем, и я подошёл оформляться к специальному отделу с простенькой зоной отдыха в несколько кресел и небольшой очередью. С нормальными документами проходится быстро, а таможня даёт добро если нет жвачки и прочего из перечня нелюбимых государством у пролива продуктов.

Добро пожаловать в один из "азиатских тигров"

Добро пожаловать в один из “азиатских тигров”

Отель попался как по заказу – самый дешёвый из приличных для командировочных, экипажей морских и воздушных суден. Зато в центре и неподалёку от Чайна-таун. Хотя приняв во внимание три четверти китайского населения, весь город по сути Чайна-таун, перемежаемый кварталами остальных азиатских общин. Выйдя из гостиницы раздобыл скользкие сингапурские деньги, а потом застрял на китайском базарчике, там же торговый центр, центр уличной еды со столами и скамейками вдоль десятков бистро и киосков.

Китайский рынок фруктов, овощей и уличной еды в Сингапуре

Китайский рынок фруктов, овощей и уличной еды в Сингапуре

Что характерно развитым странам Европы, то не чуждо Сингапуру, еда в среднем бюджете опустошит кошелёк больше средних шмоток. Да и сколько той одежды нужно неподалёку от экватора (в отличие от холодной Европы)? Моя же одежда с порога впитала смесь жареных, вареных-пропареных и тушёных запахов, как для начала кулинарной экскурсии в ужин китайской тричверти. Это было атмосферно в оба смысла. Деньги можно было тратить по курсу 1 американский к 1,42 местных, что показывало должный уровень дохода среднего горожанина для нормальной жизни и «не делайте мне нервы». Я же запомнил разговор агента с сюрвейером, пока мы плыли в лодке на якорную стоянку и второй сказал, что работает шестидневку за 7000 в месяц, ну а первый кручинился по этому поводу.

Чайна-таун Сингапур готов к встрече китайского Нового года.

Чайна-таун Сингапур готов к встрече китайского Нового года.

Дикари вроде меня приценивались от прилавка к прилавку, а кто знал что по чём, кому деревянная палочка и рисовый пирожок, присаживались за простые столы напротив открытой всем глазам утопающей в облаках пара кухни. Глаза испытывали голод любопытства, который не мог на себя взять желудок (в отеле хорошо накормили). Оставалось мельком заглядывать едокам в тарелки и руки, держащие бутылки с Хайнекен или китайским Циндао. Слово «упиваться» взялось, видимо, от того действа которым любят по вечерам с пивом заниматься китайцы, а оно даже в обычной закусочной отпускалось минимум по 6 долларов.

Квартал уличных закусочных в Чайна-таун.

Квартал уличных закусочных в Чайна-таун.

Не избалованный восточной кухней взгляд мог распознать базовые признаки продукта, а иногда и предположительный способ готовки – мясо, рыбу, горы риса и непередаваемую словами смесь овощей с зеленью или водорослями. Кроме китайских и корейских изысков попадались знакомые вещи: известные по аниме Миядзаки белые пирожки и жаренные в масле как наши улично-базарные, выжаренные на гриле курица и утки, и даже местная полуметровая пицца продавалась кусками как и в Италии.

В павильоне между бистро расположился рынок вегетарианца, где царь всем фруктам – дуриан. Размером с кокос, и такой же коричневый, и как каштан колючий, но иголок намного больше. Вся крепкая скорлупа усыпана толстыми и крепкими шипами. Если плод разрезать, внутри обнаружится мягкое и податливое тельце светло-жёлтого цвета. Король весьма специфический фрукт, не воняет первые минуты, но как только мякоть «поймет» что орех то голый, вокруг распространится адски смерд аки тухлое яйцо. Увы, сам не резал и пока не пробовал, но со слов достоверных источников. Готовая мякоть продавалась порциями на пластиковых подложках в плёнке по 8 долларов за пачку. В Азии при входе в некоторые заведения, гостиницы, общественный транспорт можно встретить постеры “Входить без дуриана”.

Целый дуриан и почищенный, а также россыпью некая хрень.

Целый дуриан и почищенный, а также россыпью некая хрень.

Считается, что фрукт обладает гигантскими лечебными свойствами и полезен в лечении чуть ли не большинства болезней, среди которых и опухоли. Доказано, что он содержит витаминов и элементов как мало какой фрукт, и поэтому кушать много нельзя. Могут возникнуть побочные эффекты.

Будний день. Уличная еда и маленькие рестораны чрезвычайно популярны.

Будний день. Уличная еда и маленькие рестораны чрезвычайно популярны.

Рискну на вывод, китайцы и их азиатские братья большие любители нажраться, сразу после работы и на улице. Естественно, что их родной район запружен ларьками и закусочными, которые скромно вываливались из невысоких двух и трёх этажных домов на тротуары так, что пройти можно было узкой полосой между столиками и открытым фасадом, либо дорогой, минуя припаркованные дорогие европейские и азиатские автомобили. Показалось, что без особого риска попасть под колёса, так как в подобных зонах ездили аккуратно.

Как только все наелись, улицы так же быстро и опустели.

Как только все наелись, улицы так же быстро и опустели.

Количество качественного европейского автопрома, так как богатому сингапурцу дубликаты с исторической родины не комильфо, удивит уже через несколько часов прогулки, а Японию можно даже не считать. Сингапур, к слову о не простых машинах, принимает ночной этап Формулы-1. Вырываясь от трибун, болиды мчатся не специальной трассой, а на адаптированных к гонке участках идеальных городских дорог.

Как то раз зашли мы в Дублин

Дублин с портом в устье реки Лиффи ведет хронологию со времен, когда вокруг Британии и Ирландии наводили порядок во имя старых богов банды скандинавских пришельцев. Они же Dubh Linn (тогда говорили) и основали, как один из опорных пунктов, чтобы можно было снимать доходы не отходя от кассы.

Я продвигался маршрутом Весьма Заметных Ориентиров – это когда идешь куда глаза глядят. Первым послужил мост Сэмюэла Беккета размером в миллионы евро и гору таланта испанского архитектора Сантьяго Калатравы, знакомого по мосту из Бильбао. Отсюда первое дело – пройтись пешком по «арфе», и если холодно как тогда, оказаться на малолюдной набережной имени себя City Quay, дойти к богатому фасаду неоклассического The Custom House, снова перейти Лиффи мостом Талбот Мемориал и оттуда податься к Дублинской игле, ведь такая может стоять только в районе центра. Точнее, на центральном проспекте O’Connell Street, а оттуда рукой подать ко всем главным достопримечательностям.

Зимние улицы Дублина

Зимние улицы Дублина

Дублинская игла, она же The Spire

Среди не знающих холода людей попал на центральный проспект O’Connell – широкую улицу с двумя двухрядными проезжими по левостороннему принципу полосами, разделёнными вдоль еще одним тротуаром. На нём стоит несколько памятников

выдающимся ирландцам, в том числе и заметная еще с моря Дублинская игла.

Здесь и на противоположном берегу хранится как сыр в благородной плесени Старый Дублин. Говорим «старый», и помимо викторианской архитектуры, образов Джеймса Джойса, тёмного пива, ИРА, Молли Малоун понимаем запойный и тусовочный район Temple Bar, место с самым высоким скоплением пабов на единицу площади и такими же ценами за единицу объёма. С курсом зимы 2015-го пинта за 5,5 евро во всех отношениях золотое пиво .

Из Темпл Бар с улучшенным настроением два шага к Собору Христа, а оттуда все рядом. Собор стар, история (точная наука) относит его к XII веку. Много раз пере- и пристраивался, как и Собор Св. Патрика, отнесенный примерно к той же эпохе. На протяжении столетий соборы соревновались за звание Кафедральных и, в конце концов, сошлись на плате за вход около 5 евро, а я решил обойтись по справедливости, потому как если платить, то не при бежать-бежать лимитах.

Некогда два ярых конкурента: Собор Христа и Собор Святого Патрика.

Некогда два ярых конкурента: Собор Христа и Собор Святого Патрика.

Из Temple Bar путь к соборам лежит мимо Дублинского замка, от средневекового в нем осталась низкая круглая башня. Обратно было удобно идти через Тринити Колледж, старейший ВУЗ Ирландии, основанный королевой Елизаветой в 1500-х для обучения английской знати методам эффективного угнетения.

На “своей” стороне реки возле передвижной кофейни за парой беседующих на русском женщин замедлился, а неподалеку двое мужчин розмовляли на українській мові. Остановился, переглянулись, и видно, оттого что экипаж почти что в полном составе верил в ватный бред и бандерокалипсис, вырвалось «Слава Україні», а они мне «Героям». Разговорились. Оба работают в кофейне, угостили лучшим без преувеличения латте Ирландии (один из них занял второе место в конкурсе барист Ирландии, жена второго стоявшая неподалеку первое). Таким был улучшивший настроение в переполненной каламбуром Дублина голове финал.

Северный неповторимый почерк Пуэрто-Платы

Сан-Фелипе-де-Пуэрто-Плата или простого проще, Пуэрто-Плата – самый большой среди малых порт, курортный и агропромышленный центр атлантического побережья северной Доминиканы. На берегу Атлантики, отделенный горами, город в общем плане житья-бытья обывателей мало чем отличается от СанПедро или Ла Романы. По престижности его можно разместить посредине, по качеству пейзажей, яркости истории и достопримечательностей северная столица на гнедой блохе вырывается вперед. В этом споре первой гирей на весы статуса против сигарной империи Ла Романы вместе с Музеем янтаря заложен завод Brugal, национальный конкурент рома из Сан-Педро. Ну и как же без мамахуаны!? Не забываем, это не курить.

Протянувшийся вдоль моря проспект Хенераль Грегорио Луперон в Пуэрто Плате.

Протянувшийся вдоль моря проспект Хенераль Грегорио Луперон в Пуэрто Плате.

С моря зеленым фоном городу и элементом герба служит гора Изабель дель Торо. На потерянной в серых облаках вершине едва ли можно было рассмотреть копию статуи Иисуса из Рио, а она была, в общей зелено-белесой массе над ботаническим садом. Наверх возносит гордость и достопримечательность – единственная на Карибах канатная дорога. Не менее интересен объект на страже гавани. Когда ранним утром на фоне озаряющегося неба прорисовался приземистый силуэт  форта Сан-Фелипе, задача на день стала очевидной.

Пуэрто Плата и гора Изабель дель Торо.

Пуэрто Плата и гора Изабель дель Торо.

Город истреблялся не раз, но упрямо восставал из пепла как сказочная птица. Вскоре после основания Пуэрто-Плата потеряла для испанцев портовую важность и превратилась в достаточно лихое место – дом буканьеров (в исконном значении охотников на диких буйволов), порт куда заходили пополнить запасы, сбыть товар пираты и контрабандисты. Вольница закончилась в 1605 году, когда по приказу Короля Испании Фердинанда III своенравный городок был разрушен.

Помимо прибрежного форта XVI века, как единственного достояния времен колониальных завоеваний, нужно отметить викторианский стиль архитектуры как фирменный почерк центральной части Пуэрто-Платы. Подобная застройка началась с 1865 года,  тогда войной была полностью разрушена вся старая часть и архитекторы воспользовались возможностью привнести европейские черты в облик города.

Лучшее из XIX века сходится к центральному парку Независимости. Смело называть парком площадь с десятком деревьев,  так же как и хвастаться в википедии возможностью принимать в том засранстве круизные лайнеры, зато в центре белая ротонда из литых колонн и панелей, а вокруг под бедной тенью пальм расставлены из того же конструктора железные скамейки и фонарные столбы. По периметру т.н. парка сохранились видные постройки викторианской эпохи, стоит скучный Собор,  неинтересные кафе и типичные магазинчики.

Парк Независимости.

Парк Независимости.

Собирая ажурные фасады, сразу не понять, зачем и кто осмелился орать в час сиесты, когда все давно спрятались от жары в темные гостиные и охлажденные конторки. До момента, пока рядом не появляется голова с полной миской выжаренной в чипсы свиной шкуры. Продавец шкварок зазывал не хуже кассиров местных маршруток. «Сало, сало, сало! Покупайте, мать вашу, сальцо!»

 

Шотландский нефтетерминал и Лох Лонг

В Шотландии глубокий морской залив как и озеро – это loch, как например, Лох Несс. Шотландские западные фьорды не тянуться как  длинная норвежская кишка, а похожи на отпечаток ладони, где от каждого пальца отойдет в стороны еще один или два кривых отростка.

Вдоль природоохранных лохов стоят низкие, украшенные легендами о Роб Рое, горы, или высокие холмы, кому как больше нравится, местами голые, в начале января со слабыми намеками на снежную присыпку, другие намазаны еловыми лесами, гряды и склоны с плавными перекатами на нижнем уровне имеют смешанный коричнево-зеленый слой увядшей травы с вкраплением папоротника и вечнозеленых растений, которых тут на удивление хватает, и мхом, которому похер где расти – на деревьях, камнях, домах и порой, кажется, на некоторых мудаках. Выше, под жестоким напором ветра, ничего кроме травы и мха перезимовать не способно.

Местность на мили вокруг нефтетерминала Финнарт часть первого шотландского Национального парка Лох-Ломонд и Троссакс (Loch Lomond & The Trossachs). Глубина фьорда позволяет заходить судам с большой осадкой и габаритами, атомные подлодки подкрадываются только в надводном положении.

Место для рекламы ядерной ракеты Трайдент. Атомная субмарина крадется в заливе Лох Лонг, в самом начале лоха во время Второй мировой был торпедный полигон.

Место для рекламы ядерной ракеты Трайдент. Атомная субмарина крадется в заливе Лох Лонг, в самом начале лоха во время Второй мировой был торпедный полигон.

 Заходить через залив Ферт-оф-Клайд оставляя в стороне порт Глазго, мимо  обитаемых островов и птичьих скал. Отсюда, как и с ирландской карты, могли черпать топонимы многие известные фантасты. За крытым причалом военно-морского арсенала Кулпорт, где королевские подлодки меняют ядерные арсеналы и на запад от Гар-Лох с их основной базой Клайд, посредине лоха Лонг спрятан в складках гор средний по размерам терминал. Лонг не из-за протяженности в 32 км, а потому что на гаэльском это значит «корабль». У большого причала как накопитель сырой нефти почти два года стоит VLCC-танкер. Большие пароходы, доставив нефть, швартуются к танкеру-накопителю, все остальные – ко второму причалу.

Нефтетерминал Финнарт и противоположный берег лоха.

Нефтетерминал Финнарт и противоположный берег лоха.

На противоположном берегу и на пригорке сто тысяч лет стоит, наверное, рыбацкий каменный дом, разбавляет лесной узор из ели и вереска живостью и загадкой. Так бы и сидеть на судне, ждать подлодку, время от времени разгадывая тайну дома, если бы не северная, слегка дикая красота вокруг, так что грех хоть раз не ступить в траву с болотом.

Холмы и лес выше цистерн собственность Терминала и Министерства обороны. Тропы нет, и поблизости ничего похожего тоже, зато хватает заборов и колючей проволоки, но причальный рабочий просто так отвез куда нужно, к началу пешеходной тропы “Three lochs way”.

Каменистая дорога от калитки ведет, наверное, до самого края Лох Лонг, но я поднялся на холмы. В еле видимой срани, на коричневых склонах паслись овцы, и больше ни одной живой души до самого конца прогулки, хотя следы по пути попадались, и я подозревал, что кто-то успевает насрать в траву и спрятаться быстрее, чем я успеваю заглянуть за вершину холма.

Загадка раскрылась по пути обратно. На месте где я недавно стоял, выше метров на сто,  без страха осматривали фьорд, леса и точку фокусировки на объективе три безрогих оленьих торса. Видно, именно те хитрые засранцы. Все вместе стоило того, чтобы не жалеть отдыха и ног.

« Older Entries