Tag Archives: Путешествия

Сингапур. Часть IV. Вечер у Marina Bay

Каждый вечер у Marina Bay происходит лазерное шоу.  Анонс со стенда обещал футуристический карнавал. Вечером к месту знакомым маршрутом, в свете рекламных иллюминаций и гирлянд людные улочки и ресторанные набережные были интересней. Как и в Чайна-таун, заведения были забиты, менеджеры с туристами гуляли с англо-саксонской пабной харизмой.

Дорогая и модная набережная Boat Quay в самый разгар веселья.

Дорогая и модная набережная Boat Quay в самый разгар веселья.

В сквере у Marina Bay, вокруг мраморной статуи и символа Сингапура полурыбы-полульва, называемого «Мерлайон», на ступенях набережной Merlion park уже сидели люди в ожидании лазерного чуда. Минут через двадцать заиграли лучи, оказалось, установки работают с крыши-корабля Marina Bay Sands.

Лазерное шоу у комплекса Marina Bay Sands и набережная, где на ступенях и пирсах собираются зрители у Merlion park.

Лазерное шоу у комплекса Marina Bay Sands и набережная, где на ступенях и пирсах собираются зрители у Merlion park.

 Лучи сходились и путались, я ждал, вот-вот начнётся шоу с трёх больших букв. Спустя пять минут ничего особенного. Ну сейчас, не расходитесь, заиграет, из космоса будет видно, как зажигают. Что-то не начиналось.

Из залива поднялись чахлые струи фонтанов, из фонтана взлетел столб пламени.

Туда как комары на свет приплыли прогулочные джонки, поближе к представлению, и я бы подумал, что в сценарии пауза, и скоро со взрывом симфонии Вагнера лев с рыбьим хвостом ебанет навалит из залива водой так, что мокро будет всем, а световые лучи заставят открыть рты в приступе визуального охуевания экстаза, но это был конец. Я не избалован такими видами, но это был он. Даже эта постная хуйня штука не могла испортить позитивные впечатления от города, по которому я продолжил гулять.

Сингапур. Часть III. Терраса Marina Bay Sands

Комплекс Marina Bay Sands состоит из трёх объединённых в крыше и основании сооружений, или башен, как их называют. Колонны соединяет и служит крышей гондола более всего напоминающая теплоход. В “надстройкесо стороны кормы, где только и можно ходить посетителям, расположена самая популярная в городе обзорная площадка Sands SkyPark Observation Deck, помимо названия ещё более напоминающая палубу из-за крупного деревянного настила. За границей площадки, куда можно только постояльцам, ресторан и бар, на палубе обширная терраса с садом и большим бассейном, подходящим к самому краю «борта» так, что можно сделать фото так будто купаешься в небе. Судя по наличии последнего, это танкер.

Башни и "теплоход" гостинично-развлекательного комплекса Marina Bay Sands.

Башни и “теплоход” гостинично-развлекательного комплекса Marina Bay Sands.

Поднявшись за 23 доллара на 57-й этаж, лучше Ивана Грозного в фильме Гайдая не сказать. Терраса со стеклянным ограждением обходит “надстройку” по дуге с большой площадкой в корме, предоставляя панораму примерно на 270 градусов. Видно новый Сингапур – шипастый небоскрёбами бизнес-хищник, они закрывают добрую часто обзора, видно стартовую площадку и трибуны для Формулы 1, крошечных людей на набережных, театр «Эспланада» по виду похожий на очищенный дуриан, весь Marina Bay и устье Singapore river, откуда выскакивают прогулочные катера-джонки, видно как без остановок пашет часть контейнерного порта и пролив до самых индонезийских островов, а в нём многие десятки пароходов, на якоре или следующих на восток за китайским добрецом, или с углеводородами и сырьём для бездонной японской-корейской-китайской глотки, или на запад, с переработанным добришком обратно.

Мозговой и финансовый центр Сингапура.

Мозговой и финансовый центр Сингапура.

Для лучшего понимания, что вообще видно, к ограждению привинчены таблички со схематическими выгравированными на нержавейке панорамами. Почти всё описание в иероглифах, будьте сыты оглавлениями на английском. Туристов было мало. Места осмотреться более чем, да и всем повезло с безоблачным и не дождливым днём.

Со стороны Сингапурского пролива открывается вид на большой и искусно спланированный тропический парк с прудами и сетью закрученных тропинок, необычных аллей и комплексом металлических каркасных башен в виде гигантских деревьев в центре комплекса. Gardens by the Bay многим паркам парк у моря.

Парк "Сады у залива", он же Gardens by the bay, а также десятки судов, из сотен которых не видно, на якоре в Сингапурском проливе.

Парк “Сады у залива”, он же Gardens by the bay, а также десятки судов, из сотен которых не видно, на якоре в Сингапурском проливе.

На вершинах башен обзорные площадки, а самая большая вместила кафе. Между башнями подвесные мостки, с них можно осмотреть ботанистического и ландшафтного, но, заведомо, заведомо хуже чем мы-то на 57-м этаже. Не стоит и сомневаться, популярное место прогулок жителей и туристов. Разбитый на тематические ботанические зоны он покажет, что и как может расти в тропиках Юго-Восточной Азии, в прудах можно поискать цветных карасей. Кроме фауны и флоры в парке трудно пройти мимо искусно вырезанных из огромных цельных кусков мрамора статуй слонов и львов.

Сингапур. Часть II. Старый и новый

Круглосуточно яркое, парадное лицо Чайна-таун прилично как двери дорогого отеля. Имея в запасе один день, мне оставалось лишь уткнуться в него носом и оставить отпечатки пальцев на стекле. Аккуратные фасады готовы предоставить фон и палитру домашнему фотоальбому или профессиональной выставке, не аккуратные задворки напоминали, вы все-таки в Азии.

Обратная сторона бойких улиц Сингапура.

Обратная сторона бойких улиц Сингапура.

По набитым под крышами датам, малоэтажный и полностью осаждённый высотками не самый Старый центр, был построен в 1900-1910 гг. Здания от двух до четырёх этажей ставились стена к стене как строили в густонаселённых городах Западной Европы, а так как времена Империи, то так как застроены пригороды Лондона. Выстроенная Европа припудрена на азиатский лад, так край черепичной крыши как увядающий лист загнут немного кверху, а половина вывески должна быть в иероглифах. Нижние этажи заняты национальными ресторанами, барами, офисами международных компаний и магазинами, а Pagoda street, неподалёку от этой самой пагоды Buddha Tooth Relic Temple, это целая пешеходная улица-рынок сувенирного крама и хлама.

Пагода и музей в Чайна-таун Buddha Tooth Relic Temple.

Пагода и музей в Чайна-таун Buddha Tooth Relic Temple.

Вдоль реки Сингапур и от неё начинал расстраиваться город конца викторианской эпохи, это мосты и пышные, имперского вида здания. С небоскрёбами архитекторы старались уйти от банальности стандартных железобетонно-стеклянных шишек и не дешевили формами, озеленением и даже целыми садами на крышах и террасах. Удивляют днём, ночью захватывают палитрой, яркостью, исполнением огромных брендовых табло, эта деталь не отличает Сингапур от других многоэтажных королей. В среду стекла и бетона привносят аутентичный колорит индуистские храмы и буддистские пагоды.

Один из многих индуистских храмов. Кроме китайцев и малайцев весомую часть населения составляют индусы.

Один из многих индуистских храмов. Кроме китайцев и малайцев весомую часть населения составляют индусы.

Полицию почти не видя, в Центре с первого взгляда понятно – днём или ночью вокруг безопасно как в полицейском участке, потому что наказания суровы, и как результат один из самых низких уровней преступности в мире.

Китайцы готовились к своему Новому году. Всё возможное было завешено любимыми цветами императора Поднебесной, а New Bridge road, делящая квартал пополам, была обильно украшена фонарями и светящимися фигурками толстощёких мартышек. На Новый год район на несколько дней замирает, но пока жизнь била ключом, и не машинным.

Модная улица Чайна-таун с множеством ночных клубов, баров и ресторанов.

Модная улица Чайна-таун с множеством ночных клубов, баров и ресторанов.

Не сразу понял, как оказался в модном районе старого Чайна-таун, о чём можно было судить по множеству дорогих автомобилей, не простым барам и мажорным ресторанам. По обложке иные заведения можно было отнести к местам тусовок приезжих менеджеров международных компаний и туристов, другие же собрали сингапурскую «золотую молодёжь».

Целью второго дня был “дом с пароходом на крыше “, гостиничный комплекс Marina Bay Sands один из самых заметных среди новейших зданий Сингапура, а всё попавшееся по дороге также представлялось не упускать.

Современный город и набережные реки Сингапур.

Современный город и набережные реки Сингапур.

По набережной Promenade вдоль Singapore river пройти к заливу Marina Bay, пройтись по утыканной на грани китча современной архитектурой набережной залива, по Олимпийской аллее (на память об юношеских играх 2011 каждая страна-участница получила пальму с табличкой), мимо битого как пол яйца здания музея ArtScience и торгово-развлекательного комплекса к “пароходу”. Возвращаться можно по противоположной стороне залива и реки. Сначала пройтись мостом Helix, дойти к зеркальным куполам театра Esplanade, и пойти по той же набережной Promenade обратно.

Финансовое сердце Сингапура с набережной Марина Бэй Сандс.

Финансовое сердце Сингапура с набережной Марина Бэй Сандс.

Как по мне, оптимальный маршрут для центра в один день – у реки расположены набережные с десятками ресторанов, пабов и сомнительной направленности массажных салонов, вокруг которых крутятся интересные люди и ситуации. Всё оживает к вечеру, ну а днём на набережных пустота и тишина. Как только прошла жара, а в офисах рабочий день, места преобразились из тыквы в карету. Совсем недавно пустая Boat quay превратилась в пьяный муравейник, где также много ели и громко болтали. Эту сторону монеты я мог наблюдать вечером по пути к Марина Бей, на просмотр лазерного шоу.

Сингапур. Часть I. Вечерний Чайна-таун

Сингапур заточен на приём моряков, сама география велела, а история к этому сложилась, когда дела в свои руки взяла в году Ост-Индийская Торговая компания. Город льва и это не об Украине (что только так и роднит его со Львовом из-за половинки сингы в переводе с малайского «лев») из рыбацкой деревни постепенно превратился в важный военно-морской и бойкий торговый узел в ожерелье Британской Империи. Они подходят и подходят с каждого авиарейса, как, впрочем, и я подошёл оформляться к специальному отделу с простенькой зоной отдыха в несколько кресел и небольшой очередью. С нормальными документами проходится быстро, а таможня даёт добро если нет жвачки и прочего из перечня нелюбимых государством у пролива продуктов.

Добро пожаловать в один из "азиатских тигров"

Добро пожаловать в один из “азиатских тигров”

Отель попался как по заказу – самый дешёвый из приличных для командировочных, экипажей морских и воздушных суден. Зато в центре и неподалёку от Чайна-таун. Хотя приняв во внимание три четверти китайского населения, весь город по сути Чайна-таун, перемежаемый кварталами остальных азиатских общин. Выйдя из гостиницы раздобыл скользкие сингапурские деньги, а потом застрял на китайском базарчике, там же торговый центр, центр уличной еды со столами и скамейками вдоль десятков бистро и киосков.

Китайский рынок фруктов, овощей и уличной еды в Сингапуре

Китайский рынок фруктов, овощей и уличной еды в Сингапуре

Что характерно развитым странам Европы, то не чуждо Сингапуру, еда в среднем бюджете опустошит кошелёк больше средних шмоток. Да и сколько той одежды нужно неподалёку от экватора (в отличие от холодной Европы)? Моя же одежда с порога впитала смесь жареных, вареных-пропареных и тушёных запахов, как для начала кулинарной экскурсии в ужин китайской тричверти. Это было атмосферно в оба смысла. Деньги можно было тратить по курсу 1 американский к 1,42 местных, что показывало должный уровень дохода среднего горожанина для нормальной жизни и «не делайте мне нервы». Я же запомнил разговор агента с сюрвейером, пока мы плыли в лодке на якорную стоянку и второй сказал, что работает шестидневку за 7000 в месяц, ну а первый кручинился по этому поводу.

Чайна-таун Сингапур готов к встрече китайского Нового года.

Чайна-таун Сингапур готов к встрече китайского Нового года.

Дикари вроде меня приценивались от прилавка к прилавку, а кто знал что по чём, кому деревянная палочка и рисовый пирожок, присаживались за простые столы напротив открытой всем глазам утопающей в облаках пара кухни. Глаза испытывали голод любопытства, который не мог на себя взять желудок (в отеле хорошо накормили). Оставалось мельком заглядывать едокам в тарелки и руки, держащие бутылки с Хайнекен или китайским Циндао. Слово «упиваться» взялось, видимо, от того действа которым любят по вечерам с пивом заниматься китайцы, а оно даже в обычной закусочной отпускалось минимум по 6 долларов.

Квартал уличных закусочных в Чайна-таун.

Квартал уличных закусочных в Чайна-таун.

Не избалованный восточной кухней взгляд мог распознать базовые признаки продукта, а иногда и предположительный способ готовки – мясо, рыбу, горы риса и непередаваемую словами смесь овощей с зеленью или водорослями. Кроме китайских и корейских изысков попадались знакомые вещи: известные по аниме Миядзаки белые пирожки и жаренные в масле как наши улично-базарные, выжаренные на гриле курица и утки, и даже местная полуметровая пицца продавалась кусками как и в Италии.

В павильоне между бистро расположился рынок вегетарианца, где царь всем фруктам – дуриан. Размером с кокос, и такой же коричневый, и как каштан колючий, но иголок намного больше. Вся крепкая скорлупа усыпана толстыми и крепкими шипами. Если плод разрезать, внутри обнаружится мягкое и податливое тельце светло-жёлтого цвета. Король весьма специфический фрукт, не воняет первые минуты, но как только мякоть «поймет» что орех то голый, вокруг распространится адски смерд аки тухлое яйцо. Увы, сам не резал и пока не пробовал, но со слов достоверных источников. Готовая мякоть продавалась порциями на пластиковых подложках в плёнке по 8 долларов за пачку. В Азии при входе в некоторые заведения, гостиницы, общественный транспорт можно встретить постеры “Входить без дуриана”.

Целый дуриан и почищенный, а также россыпью некая хрень.

Целый дуриан и почищенный, а также россыпью некая хрень.

Считается, что фрукт обладает гигантскими лечебными свойствами и полезен в лечении чуть ли не большинства болезней, среди которых и опухоли. Доказано, что он содержит витаминов и элементов как мало какой фрукт, и поэтому кушать много нельзя. Могут возникнуть побочные эффекты.

Будний день. Уличная еда и маленькие рестораны чрезвычайно популярны.

Будний день. Уличная еда и маленькие рестораны чрезвычайно популярны.

Рискну на вывод, китайцы и их азиатские братья большие любители нажраться, сразу после работы и на улице. Естественно, что их родной район запружен ларьками и закусочными, которые скромно вываливались из невысоких двух и трёх этажных домов на тротуары так, что пройти можно было узкой полосой между столиками и открытым фасадом, либо дорогой, минуя припаркованные дорогие европейские и азиатские автомобили. Показалось, что без особого риска попасть под колёса, так как в подобных зонах ездили аккуратно.

Как только все наелись, улицы так же быстро и опустели.

Как только все наелись, улицы так же быстро и опустели.

Количество качественного европейского автопрома, так как богатому сингапурцу дубликаты с исторической родины не комильфо, удивит уже через несколько часов прогулки, а Японию можно даже не считать. Сингапур, к слову о не простых машинах, принимает ночной этап Формулы-1. Вырываясь от трибун, болиды мчатся не специальной трассой, а на адаптированных к гонке участках идеальных городских дорог.

Мост Сэмюэла Беккета

Второй мост в Дублине от Сантьяго Калатравы назван в честь ирландского писателя Сэмюэла Беккета. В характерном архитектору белом цвете, в виде поставленной на бок арфы, где одна сторона инструмента служит полотном с четырьмя проезжими и двумя пешеходными полосами, а нацеленная в небо арка поддерживает полотно вантами – стальными струнами арфы Беккета.

В единственной опоре скрыт фокус. Мост над рекой стоит низко, и для пропуска серьезных яхт или судов конструкция длинной в 123 м и шириной в 48 м может повернуться вплоть до 90 градусов, становясь почти параллельно набережной.

Как то раз зашли мы в Дублин

Дублин с портом в устье реки Лиффи ведет хронологию со времен, когда вокруг Британии и Ирландии наводили порядок во имя старых богов банды скандинавских пришельцев. Они же Dubh Linn (тогда говорили) и основали, как один из опорных пунктов, чтобы можно было снимать доходы не отходя от кассы.

Я продвигался маршрутом Весьма Заметных Ориентиров – это когда идешь куда глаза глядят. Первым послужил мост Сэмюэла Беккета размером в миллионы евро и гору таланта испанского архитектора Сантьяго Калатравы, знакомого по мосту из Бильбао. Отсюда первое дело – пройтись пешком по «арфе», и если холодно как тогда, оказаться на малолюдной набережной имени себя City Quay, дойти к богатому фасаду неоклассического The Custom House, снова перейти Лиффи мостом Талбот Мемориал и оттуда податься к Дублинской игле, ведь такая может стоять только в районе центра. Точнее, на центральном проспекте O’Connell Street, а оттуда рукой подать ко всем главным достопримечательностям.

Зимние улицы Дублина

Зимние улицы Дублина

Дублинская игла, она же The Spire

Среди не знающих холода людей попал на центральный проспект O’Connell – широкую улицу с двумя двухрядными проезжими по левостороннему принципу полосами, разделёнными вдоль еще одним тротуаром. На нём стоит несколько памятников

выдающимся ирландцам, в том числе и заметная еще с моря Дублинская игла.

Здесь и на противоположном берегу хранится как сыр в благородной плесени Старый Дублин. Говорим «старый», и помимо викторианской архитектуры, образов Джеймса Джойса, тёмного пива, ИРА, Молли Малоун понимаем запойный и тусовочный район Temple Bar, место с самым высоким скоплением пабов на единицу площади и такими же ценами за единицу объёма. С курсом зимы 2015-го пинта за 5,5 евро во всех отношениях золотое пиво .

Из Темпл Бар с улучшенным настроением два шага к Собору Христа, а оттуда все рядом. Собор стар, история (точная наука) относит его к XII веку. Много раз пере- и пристраивался, как и Собор Св. Патрика, отнесенный примерно к той же эпохе. На протяжении столетий соборы соревновались за звание Кафедральных и, в конце концов, сошлись на плате за вход около 5 евро, а я решил обойтись по справедливости, потому как если платить, то не при бежать-бежать лимитах.

Некогда два ярых конкурента: Собор Христа и Собор Святого Патрика.

Некогда два ярых конкурента: Собор Христа и Собор Святого Патрика.

Из Temple Bar путь к соборам лежит мимо Дублинского замка, от средневекового в нем осталась низкая круглая башня. Обратно было удобно идти через Тринити Колледж, старейший ВУЗ Ирландии, основанный королевой Елизаветой в 1500-х для обучения английской знати методам эффективного угнетения.

На “своей” стороне реки возле передвижной кофейни за парой беседующих на русском женщин замедлился, а неподалеку двое мужчин розмовляли на українській мові. Остановился, переглянулись, и видно, оттого что экипаж почти что в полном составе верил в ватный бред и бандерокалипсис, вырвалось «Слава Україні», а они мне «Героям». Разговорились. Оба работают в кофейне, угостили лучшим без преувеличения латте Ирландии (один из них занял второе место в конкурсе барист Ирландии, жена второго стоявшая неподалеку первое). Таким был улучшивший настроение в переполненной каламбуром Дублина голове финал.

Из музея Гуггенхайм в Бильбао

Огромное, играющее светом как азиатский небоскреб иллюминацией здание музея Гуггенхайма из камня, стекла и титановой чешуи общепризнанное украшение современного центра Бильбао, катализатор его туристического возрождения. Как и кучевому облаку с арсеналом метаморфоз, строению можно приписать схожесть с самыми разными предметами нашего быта и фантазий. Музей похож на корабль, земной или космический, развивая идеи, – в равной степени распускающийся цветок, пирожное, шляпа от кутюр. Плавные и остроконечные как мачты купола крыши – наполненные ветром паруса, пологие стены как борта, сомкнувшиеся в острый нос, и все вместе ковчег с грузом художественных экспонатов.

Титановая крыша музея. Здание  спроектировано американско-канадским архитектором Фрэнком Гери, для посещения открыто в 1997 году.

Титановая крыша музея. Здание спроектировано американско-канадским архитектором Фрэнком Гери, для посещения открыто в 1997 году.

Августовским полднем уличные столики музейного кафе были забиты как бывают забиты пляжные места в это же время на Ланжероне, что творилось внутри можно было предположить, но лучше не думать, а идти. Вот и люди большими и малыми группами шли постоянно, но очереди не было – кассы работали оперативно, при этом каждого посетителя нагружали специальным «экскурсофоном». Сделанной в подобии раскладного телефона, простой и интуитивно понятной штукой с возможностью выбрать один из 5 языков. Автономный, мобильный, не надоедливый личный экскурсовод, не подгоняет и уже оплачен, тренд, который все больше и больше заходит в музеи. Пользоваться легко. Набираешь на клавиатуре номер инсталляции (картины, скульптуры) жмешь кнопку вызова и гаджет читает из сети в режиме онлайн историю работы, выводит на дисплей картинку для идентификации рассказа с запросом. Удобно не вычитывать с бумажек на стекле, а слушать истории и перемещаться по залу. Информация на табличках сведена к имени и годам жизни автора, названию и году создания. Так там все и ходят, прикладывая трубки к уху, не проговаривая «алло».

Экскурсофон в руке.Человек в спирали.  Цифровая стена в синем.

Экскурсофон в руке.Человек в спирали. Цифровая стена в синем.

Даже не попав в галереи, вокруг есть что оценить. Скульптуры и инсталляции под открытым небом, мост напротив музея и панорамы вокруг отнимут существенную часть городской прогулки. В этом значении примоэкспонат – паучок на набережной Нервьона, как само сооружение для Бильбао, металлический арахнид стал узнаваемым символом музея. Пруды не разгадать до той поры пока с шипящим придыханием из-под кромки карниза не вырвутся теплые облака рассеянной воды. Второй символ, собирающий не меньшие очереди для фото, сложенная из цветов всей радужной палитры статуя щенка авторства Джеффа Кунса.

Пруды, паук, река Нервьон августовским днем.

Пруды, паук, река Нервьон августовским днем.

Самая высокая цена билета среди музеев города оправдана количеством и качеством галерейного собрания, подумал я имея ввиду три бокала Guinness или все остальное, и деньги на бочку…то есть на кассу. Внутренняя организация не обойдена стороной в угоду его сиятельству фасаду. С возможностью видеть через стеклянные стены город и набережную, приходит ощущение легкости внутреннего пространства. Высокие первый и второй уровни могут вместить претенциозные по размерам экспонаты. География уровней подобна парафиновым лужам, застывшим, а затем выложенным слоями вокруг до самой крыши пустого холла. Проходятся по кругу и мимо галерей с выставками по тематике, стилю или автору. В галереях могут быть объединены лишь в тематическом плане как временные выставки представители совершенно разных эпох. Постоянное собрание музея преимущественно составлено из работ XX и уже XXI века.

Одна из главных и самая габаритная скульптурная экспозиция в музее находится в специальной, площадью с футбольное поле, галерее Арцелор. «Суть времени» – о вселенной, космосе и сути (ну а что же?! а как же?!) времени при спонсорстве сталелитейного магната Лакшми Миттал скульптор Ричард Серра выдумал длинные, да в два с половиной человеческих роста железяки – спирали, зигзаги, дуги, среди которых люди с удовольствием блуждают и украдкой, пока не видят, иначе не сказать, – надзиратели, фотографируются. Показывая суть, объекты поржавели в разные оттенки коричневого, но это не убавило у посетителей интереса пробираться и протираться к центру фигур, раздумывая о времени или о том, что же окажется в центре металлического кренделя?

В одной из галерей у стены раскрывали глаза на “другой мир” посетители с понятиями далекими от реальности постсоветского пространства. В серии из двух десятков фотографий “Чай, кофе, капучино” Б. Михайлов сделал такчто даже не читая табличку, узнавалось наше. Да и как можно ошибиться в желтых маршрутках, парнях на корточках и вывесках «Хліб»?

Постамент для Пикассо и "Чай, кофе, капучино".  В галереях можно найти кинозалы или мониторы, там показывают короткометражки о том, как сделано, при каких обстоятельствах додумано до ручки, как пал до кисти и мольберта. Можно что-то послушать как женщина на кубе.

Постамент для Пикассо и “Чай, кофе, капучино”. В галереях можно найти кинозалы или мониторы, там показывают короткометражки о том, как сделано, при каких обстоятельствах додумано до ручки, как пал до кисти и мольберта. Можно что-то послушать как женщина на кубе.

После всего, мне ближе фантазии Дали и Матиса, чем скульптура мужчины с ягненком или картины кисти Пикассо, все это и много больше чем можно подумать ­– Музей Гуггенхайм. Там можно часами сидеть в залах, рассматривать каждый номер, пытаясь понять, где, например, среди геометрического нагромождения спряталась “Женщина на кресле”, и если так, то голова? Так и проскочить, не уловив ровным счетом ни тона, ни авторства. Слишком сложно и не цель перечислять обитателей закольцованных галерей, ведь Испания относительно рядом. Щенка и паука можно увидеть от первого лица, при желании и с помощью лоукостов, а я точно рекомендую музей, Бильбао и приморские окрестности для летнего европейского отпуска. 

Больше голубого чем жёлтого. Фасады и крыши

Стиль ПуэртоПлата известен не более чем на всю республику. Названный в честь знаменитой Королевы, составляет центр  и несколько шагов набережной. Порой кажется, иные постройки с их громоздкими амбарными замками, полукруглыми дверьми укрепленными кованными железными полосами можно переместить в тихий городок на Подолье и никто не заметит пришельца, а дома центра найти на берегу юго-западной курортной Англии.

Как характерная черта в  фасадах и крышах преобладают деревянные детали, фигурные карнизы, а еще идентичные, с одного цеха, столбики к оградам. На самом деле, красоты не так много, стоит  переступить границу центра, как попадаешь в латиноамериканскую реальность.

Эль Морро де Сан-Фелипе

С восточной стороны бухты Плата в 1577 г. испанцами был построен небольшой форт, охранять молодой город от диких и лицензированных  пиратских рейдов. Много позже на холме выше форта Сан-Фелипе, так он был назван в честь короля, были возведены укрепления для артбатареи, но до наших дней там остались только руины – едва сохранившиеся остатки стены, разбросанные вокруг маяка на холме пушки. Неподалеку от разбитой батареи стоят заброшенными административные постройки предположительно конца позапрошлого века, но туда мало кто ходит, все хотят увидеть Эль Морро де Сан-Фелипе.

Форт расположен на небольшом пригорке выдающегося в Атлантический океан короткого мыска Малекон. В четырехугольнике стен две пузатые башни плотно сидят в земле, охраняют цитадель с орудийной площадкой на крыше, а вокруг все аккуратно и ухожено. Артиллерией перекрывалась самая выгодная дуга – вход, бухта, обширный рейд. Ворота  были подъемными и вход только один, от него в цитадель ведут мостки над острыми камнями, так часто выглядят пляжи на юге Доминиканы. По обе стороны от входа в цитадель два небольших плаца.

За 100 песо знакомый по музеям Санто-Доминго женский голос аудиогида рассказал в трех залах цитадели об истории основания города и форта, о хранящихся внутри выкопанных при реконструкции экспонатах XVIII-XIX в. В XIX веке в форте был заключен один из отцов основателей республики, это значительно возвысило авторитет сооружения в глазах доминиканцев.

Хуан Пабло Дуарте на стене в Санто-Доминго.

Хуан Пабло Дуарте на стене в Санто-Доминго.

На холме выше форта в 1879 году из литых железных балок, был построен маяк. Мало сказать просто «маяк», он ведь построен в тренде с викторианским Пуэрто-Плата. Если не считать кабинку канатной дороги, с наивысшей точки открывается лучшая панорама на город с окрестностями. Вход бесплатный, впервые в Доминикане, наверное, потому что на свой страх и риск. Вся конструкция после ремонта и установки другой винтовой лестницы снова в аварийном состоянии – из-за морского воздуха поржавела как не ржавеют иные китайские танкера.Вот и весь Малекон, куда стоит зайти отдыхая на курортах северной Доминиканы.

Северный неповторимый почерк Пуэрто-Платы

Сан-Фелипе-де-Пуэрто-Плата или простого проще, Пуэрто-Плата – самый большой среди малых порт, курортный и агропромышленный центр атлантического побережья северной Доминиканы. На берегу Атлантики, отделенный горами, город в общем плане житья-бытья обывателей мало чем отличается от СанПедро или Ла Романы. По престижности его можно разместить посредине, по качеству пейзажей, яркости истории и достопримечательностей северная столица на гнедой блохе вырывается вперед. В этом споре первой гирей на весы статуса против сигарной империи Ла Романы вместе с Музеем янтаря заложен завод Brugal, национальный конкурент рома из Сан-Педро. Ну и как же без мамахуаны!? Не забываем, это не курить.

Протянувшийся вдоль моря проспект Хенераль Грегорио Луперон в Пуэрто Плате.

Протянувшийся вдоль моря проспект Хенераль Грегорио Луперон в Пуэрто Плате.

С моря зеленым фоном городу и элементом герба служит гора Изабель дель Торо. На потерянной в серых облаках вершине едва ли можно было рассмотреть копию статуи Иисуса из Рио, а она была, в общей зелено-белесой массе над ботаническим садом. Наверх возносит гордость и достопримечательность – единственная на Карибах канатная дорога. Не менее интересен объект на страже гавани. Когда ранним утром на фоне озаряющегося неба прорисовался приземистый силуэт  форта Сан-Фелипе, задача на день стала очевидной.

Пуэрто Плата и гора Изабель дель Торо.

Пуэрто Плата и гора Изабель дель Торо.

Город истреблялся не раз, но упрямо восставал из пепла как сказочная птица. Вскоре после основания Пуэрто-Плата потеряла для испанцев портовую важность и превратилась в достаточно лихое место – дом буканьеров (в исконном значении охотников на диких буйволов), порт куда заходили пополнить запасы, сбыть товар пираты и контрабандисты. Вольница закончилась в 1605 году, когда по приказу Короля Испании Фердинанда III своенравный городок был разрушен.

Помимо прибрежного форта XVI века, как единственного достояния времен колониальных завоеваний, нужно отметить викторианский стиль архитектуры как фирменный почерк центральной части Пуэрто-Платы. Подобная застройка началась с 1865 года,  тогда войной была полностью разрушена вся старая часть и архитекторы воспользовались возможностью привнести европейские черты в облик города.

Лучшее из XIX века сходится к центральному парку Независимости. Смело называть парком площадь с десятком деревьев,  так же как и хвастаться в википедии возможностью принимать в том засранстве круизные лайнеры, зато в центре белая ротонда из литых колонн и панелей, а вокруг под бедной тенью пальм расставлены из того же конструктора железные скамейки и фонарные столбы. По периметру т.н. парка сохранились видные постройки викторианской эпохи, стоит скучный Собор,  неинтересные кафе и типичные магазинчики.

Парк Независимости.

Парк Независимости.

Собирая ажурные фасады, сразу не понять, зачем и кто осмелился орать в час сиесты, когда все давно спрятались от жары в темные гостиные и охлажденные конторки. До момента, пока рядом не появляется голова с полной миской выжаренной в чипсы свиной шкуры. Продавец шкварок зазывал не хуже кассиров местных маршруток. «Сало, сало, сало! Покупайте, мать вашу, сальцо!»

 

« Older Entries