Tag Archives: Северная Европа

Королевский дворец Амалиенборг и Розенборг. Копенгаген, Дания

Данией кроме парламента, представляющего народ, формально правит королевская семья. Так уж повелось в приличных европейских странах, иметь монарха – престижно, не говоря уж о том, что дорого. У каждой династии должна быть резиденция, в Дании это дворцовый комплекс Амалиенборг (англ. Amalienborg Palace).

Дворец расположен в центре Копенгагена, почти  на берегу гавани, и состоит из нескольких зданий-резиденций расположенных по кругу с площадью в центре. Посреди площади восседает на коне в виде статуи король Фредерик V. А так площадь пустая, не считая толп туристов и королевских гвардейцев. На последних просто не получится не обратить внимание, ну такие они есть по природе, личная гвардия монархов разодетая в форму старого образца и в высоких меховых шапках. Их осаждают любопытные. А на слишком любопытных солдатам разрешено прикрикнуть, указывая место. Ну и еще на площади стоят красные деревянные караулки, cо смотровыми прорезями в виде сердца, как в классическом деревенском туалете.

Дворцы не выходят прямо к воде, от которой их отделяет пешеходная набережная.  Здесь приятно посидеть у фонтана и понаблюдать за судоходством и прохожими.

По другую сторону гавани расположена Опера. Космическое здание из стекла, металла и белого камня. Много детей было в городе в ту пору, они роились по площади и слетелись в кучу  вокруг часовых, как только пришло время смены караула.

Я вернулся на оживленную набережную, там меня ждали торговцы безделушками, прохожие, несколько музыкантов и чернокожий торговец африканскими сувенирами, точь в точь как на Карибах. И я сказал ему «Ya man!», не оставшись без ответа и широкой улыбки.

Update

У любой уважаемой королевской семьи должен быть такой себе летний домик, для семейных чаепитий, оргий, масонских собраний,  что то наподобие  замка Розенборг в центре Копенгагена.  Замок стоит посреди небольшого парка и окружен рвом с темной водой, в которой бесчинствуют утки и лебеди. Птиц иногда кормят, всегда вокруг замка несут стражу парни из гвардии. И даже если будь вы в славном городе Копенгагене затеряетесь в центре среди каналов и андерсоновских переулков, случайно  найдите его среди зелени лип и каштанов за цветочными лабиринтами.  В парке, где грех не присесть  на английский газон, передохнуть от марш-бросков столичными местами интереса, или выпить в присест девять пачек вина на пару с матросами, отоспаться на газоне, обнаружить что пропало  три пака, достать их из мусорного бачка, прикончить их и снова вернуться на судно так, как это сделал когда-то боцман-плотник дядя Коля или просто ДК. От того это и следует назвать местом памятным! Вот и все.

 

Что покажет Копенгаген!?

Европейские города прекрасны и разнообразны. Они говорят и держат в себе людей. Столицы Западной Европы завлекают, очаровывают так, что хочется остаться. Летний денек в Копенгагене гнал школьников играться водой из фонтана, тянул собак на поводках пить эту же воду. Собаководам ничего другого не оставалось, как черпать пригоршнями и поить с рук жаждущих псов. На причале северной столицы, где не на шутку разыгралось лето, стояли круизные лайнеры. Выгрузили с утра тысячи туристов и ждали вечернего часа, при котором они дадут прощальный гудок и отправятся дальше бороздить Балтику.

Копенгаген город мореходов, эволюционировавших из пиратов-викингов. На  причале в каналах разместились баржи, буксиры и парусные красавицы яхты. Многие давно не выходили в открытое море, а стоят для декорации в старом канале-улице Нюхавн. Ближе к выходу в море ситуация другая. Зачехлены паруса, крепко пришвартована шхуна, но как гласят рекламные стояки, готова отправиться на прогулку по первому зову. Солнечные зайчики отбиваются от воды и прыгают, переливаются на свежей краске бортов, танцуют по лакированному рангоуту.

Улицы города чисты, что и говорить, на каждом углу по урне, в каждом парке по несколько, в каждом дворе раздельный сбор мусора. И сознательно пакуешь карманы ненужной мелочью, которую несешь к первому попавшемуся мусорному ящику. Ведь где нет грязи на улицах и самому не хочется что-то выбрасывать просто так, а где уже что-то валяется, хлам будет появляться как грибы после дождя.

Центральная улица Стрёгет жутко пешеходная. На ней можно встретить загадочных персонажей в костюмах. Здесь можно присесть на чашечку эспрессо у одной из бесчисленных кафешек. Здесь часто идут навстречу красивые девушки, и здесь, в итальянских ресторанах, косят под итальянцев арабы и турки.

Не открою секрет, уйма мопедов в Картахене, велосипедов в Копенгагене в десятки раз больше. Культура велосипеда высочайшая и это не открытие, просто это открыл я для себя. Велосипедистам отведены дорожки, куда не имеет права посягнуть никто-никто. И заходить на них не следует, лучше не надо. В принципе, велосипедисты ездят и по центральным пешеходным улицам, не гнушаются. Но если нечаянно зайти, можно попасть красивой девушке под колеса.

И что мне нравится, красивые девушки, которых здесь несравненно больше чем в США, ездят здесь не на дорогих иномарках от богатых спонсоров, а на велосипедах. Элегантных, стильных двухколесных красавцах. Велосипед подбирается будто под платье, цвет рамы, фигура. Или может наоборот, все компонуется с велосипедом? И едет блондинка в развевающемся платьице, останавливается на светофоре и ты останавливаешься, любуясь. Рядом стоит весь в черном мотоциклист, гудит мотор, и невольно приходит на ум сравнение о ангеле и демоне, черном всаднике и белом парящем создании. Все пролетело быстро, заснять не успел, но такое было.

Дома официальные, солидного архитектурного стиля, как театры, банки, государственные учреждения и королевские дворцы одеты  в оттенки серого и бежевого. А все что осталось с давних времен, все что не столь консервативно – красочно, как  в старом спальном районе Нюбодер (Nyboder). Встречаются здания давние, бывшие фабрики и конторы, казармы и просто жилые дома, где сейчас располагаются офисы, рестораны, хостелы и художественные мастерские-магазины. Они строились  из коричневого кирпича, украшены коваными фонарными креплениями, гербами и порой, сохранившимися солидными дверями. Над старым, преимущественно четырех-пяти этажным городом вздымаются ввысь шпили соборов и кирх, городская ратуша не имеет поблизости конкурентов и доминирует над застройкой вокруг.

По количеству памятников и монументов только одна европейская столица обойдет Карибы целиком. В каждом парке выставка, в каждом сквере минимум одна табличка, монумент или статуя. Где уютно, где есть на что посмотреть установлена скамейка, чтобы на это было удобно смотреть.  Кстати, вспомним о русалке. Продавцы сувениров на месте, в парке чудесная погода, в заливе штиль и летняя благодать. Солнце греет не на шутку, приятно снять куртку и посидеть на травке. Люди гуляют по набережной. Туристы приезжают на автобусах, гости города приплывают на речных трамваях, а того самого главного ради чего сюда все они приперлись нет. Нет этой амфибии, русалки Андерсена нет. И приходится довольствоваться фотографией плазменной панели с онлайн трансляцией из далекого Гон-конга, где китайцы  спрятали на выставке под каменным сводом символ Копенгагена. Та и больно мне нужна она, maybe another time.

 

Набережная Нюхавн. Копенгаген славен не только русалкой

Набережную Нюхавн (Nyhavn) часто можно увидеть на рекламных буклетах. По ней, как и по русалке, узнается Копенгаген. Если несколько веков назад  это был район торгашей, то сейчас это признанный туристический центр города. Историю гавань тянет с 1671 года, когда по торговой и военной необходимости город разрезали всевозможные каналы и рвы.

Купцов и ремесленников сменили рестораторы и артисты, рыбаков, грузчиков и спекулянтов – официанты, продавцы, туристы и славные жители города. Эволюция. В начале канала расположился причал, к которому приходят и, заполняясь, отчаливают экскурсионные катера. Они похожи на лапти, такие низкобортные, широкие и длинные, разбитые скамеечными ребрами на отсеки, где и располагаются желающие насладится красотами с воды. А немного поодаль, к площади, стоит черный якорь как дань памяти морякам погибшим во Второй Мировой. И везде полно народу.

Улица славится старым колоритом и царящей здесь атмосферой легкого веселья. Люди наслаждаются плавным течением времени, сидя в уютных кафе, ресторанах или просто на бордюре набережной. Это удобное место, из которого можно продолжить путь и к одному из Королевских дворцов, исследовать до конца пешеходную улицу Стрёгет, на речном трамвайчике покружить по гавани. Или, ежели деньги карман жмут, выбрать на набережной яхту и выйти в открытое море на парусах.

Кстати, о судах. Вдоль Нюхавн с обеих сторон пришвартованы суденышки 19- 20 века, как моторные так и парусные, эффектно дополняющие обстановку вокруг. Как и в Швеции, это музей на воде и вряд ли эти раритеты скоро покинут уютную, спокойную воду канала.

Дома на набережной Нюхавн, которым на минуточку, и по 300 лет, традиционно раскрашены в голубые, красные, желтые, синие, белые цвета. Если дома раскрашены по-разному, то обязательно цвета по соседству не повторяются и это отличает улицу от других. Сразу в нескольких домах успел поквартировать сказочник мирового масштаба Г.Х. Андерсен, о чем напоминают мемориальные доски.

В каналах покрякивают дикие утки. Они привыкли к людям, которые их не трогают.  Бывает, утки наглеют. Я шел по тротуару вдоль ресторанов и кафе Nyhavn, раскинувших столы и стулья плотным рядом, и увидел уток у открытых дверей одного из модных заведений. Две утки перекрякивались и не собирались уходить в сторону,  похаживали у порога. Остановился заснять обнаглевших. Бармен заметил такую заинтересованность и окликнув «Вейт джаст э минут» скрылся внутри бара. Через минуту он появился с пригоршней хлебных крошек и начал кормить уток с руки. Эти твари, говорит, уже привыкли к людям, не гнушаясь поедают корм с рук и требуют еще. Так что не забудьте покормить уток, будучи на Нюхавн.

Цитадель Копенгагена

Среди всех прочих красот Копенгагена есть милитаристическая. Её можно описать как наиболее миролюбивую военную, не мрачную, по-западному ухоженную и максимально приближенную к людям. Как столица морской державы, Копенгаген имеет несколько морских фортов прикрывавших артиллерийскими батареями город от вражеского флота и цепь сухопутных бастионов вокруг старого города. Основное же звено в цепи играла Цитадель, иначе Kastellet.

Сооружение цитадели предпринял с 1626 года король Кристиан IV для укрепления северной части города, но продолжить и развить начинания  не удалось по финансовым причинам. Необходимость срочно что-то предпринять, как-то заполнить пустоту осознали после шведского вторжения. Дело отца продолжил Фредерик III, доведя все до ума. К 1662 году крепость была  доработана.

Копенгаген XVII го века это первоклассно укрепленный город. Опоясан каналом вдоль которого протянулась круговая цепь артиллерийских бастионов, как со стороны суши так и в сторону моря, формируя таким образом защищенную внутреннюю гавань. Северо-западную сторону этой картографической «звездочки» (то, на что похожа схема) призван был защищать Kastellet.

Если взглянуть на план крепости, то можно увидеть  распятую черепаху. Это именно то, на что похоже творение инженера Генриха Райзе. Здесь есть голова, и хвост и лапы, а если серьезно, то сложно не вспомнить пентаграмму, заложенную в основу проекта. Не буду рассуждать о мистических началах и масонстве напару с оккультизмом, это типичная схема того времени. Черепаха получилась эталонной, угол между бастионами и габариты спроектированы так, чтобы атакуемый участок легко мог быть прикрыт огнем с соседних конечностей.

Главную роль Цитадель сыграла во время бомбардировки Копенгагена в 1807 году. Тогда английские войска осадили город, и как минимум на треть сравняли его с землей. Не сладко пришлось тогда датчанам, и с первого взгляда, не виновата Дания в случившемся. Агрессором получалась Англия, парламент которой одобрил превентивный удар по потенциальному союзнику Наполеона.

Вход в крепость свободный и бесплатный, а входов всего два. Южные, парадные ворота со стороны Королевского дворца, и Северные со стороны моря, и круизного терминала в частности. Отсюда рукой подать к одному из символов города, русалочке. Стало понятно, если искать русалку, крепость минуть невозможно. На бастионах и вдоль дорожек по валу встретятся как в музее старые пушки, гаубицы со снарядами, а за порядком будут следить гвардейцы. Среди высоченных деревьев на поляне с 1847 года стоит ветряная мельница, одна из немногих оставшихся в городе, и единственная способная давать муку. Этот факт ежегодно проверяется в октябре. Кроме мельницы у армии были коровы, специально для которых из барака на бастионы выведен мост. Чтобы травоядным было удобнее добираться на лужайки земляного вала.

У ворот и на валу дежурят вооруженные караульные. Но не думайте, что там все строго. Сегодня Kastellet умиротворительное, спокойное и популярное место для прогулок, пробежек, разве что не пикников, это ведь до сих пор собственность Министерства Обороны Дании и культурно-исторический монумент. Здесь регулярно проводятся построения Королевских гвардейцев, правда,  в современной камуфляжной форме, а не в той к которой так тянуться люди.

В центре крепости, перед парадной площадью стоит Дом коменданта, аккуратное двухэтажное здание светло-желтого, пастельного цвета. Вокруг, прикрытые кронами каштанов и кленов, ровными рядами выстроились казармы. Все как один форменной раскраски – красные стены, с традиционно белыми рамами дверей и окон. У меня сложилось впечатление, судя по кружевным занавескам на окнах,что эти казармы сейчас обжиты гражданским населением, не что иное как квартиры льготникам, семьям военных или общежития.

Когда мы пришли в Европу, оборонные валы были эпицентром весны, вокруг все пело и жужжало. Картина идиллическая, да такая, что возвращаться к ежедневности не хотелось, а Дания представлялась чуть ли не раем для жизни. Такие красивые, хоть и спальные кварталы, такие тихие  и  пустые улицы. Экологический рай урбанизированной цивилизации, заповедник для улучшения демографической ситуации. Склоны в кастелете цвели и благоухали, ни какашечки, ни мусора и пустых бутылок нет, не по-нашему все.

 

Гавань Копенгагена

Круизный терминал в Копенгагене расположен в чрезвычайно удобном месте. Причал выстроен у входа в гавань   с северо-западной стороны, на севере расположен морской форт охранявший несколько столетий бухту столицы, а южнее основное звено в обороне  XVII-XVIII вв. на суше и море Kastellet или Цитадель Копенгагена.

Пассажирам лайнера предлагается попасть в центр на автобусах, намного лучше преодолеть это смешное расстояние пешком, не петляя и не пролетая мимо интересных мест. Автобус едет и не останавливается до конечной остановки, откуда и предлагается начать прогулку. Я после первого раза на автобусе постоянно ходил пешком, ведь по дороге можно пройтись мимо крепости, по  Набережной до самой улицы Нюхавн, по желанию отвлечься на королевский дворец Амалиенборг и прилежащие красоты, или минув все по новым не раскрытым доселе улицам.

Второй вариант  также пешком углубится в «спальный район» XVIII века, прогуляться среди двухэтажных оранжевых казарм и выйти снова же в центр или к дворцу Розенборг.

То есть ,таки да, пассажирский порт расположен выгодно. Конечно, есть и другие причалы не отличающиеся удобством. Как например для обычных паромов или тот где я увидел однажды один из конкурентов от Сunard.

Здесь же обосновались десятки магазинчиков, существующих только для таких судоходных гостей, так как никому другому сюда заходить не взбредет. По гавани сновали речные трамваи и маршрутные паромчики. Последние открывали рампы и выгружали десятки людей так, как это делали в фильме «Спасти рядового Райана», только не в воду и никто не стрелял.

Гётеборг (-щина), Швеция.

 

Второй по значимости и количеству населения город Швеции, малонаселенной и балованной. А потому как стареет же нация, её активно омоложают выходцы из Ближнего и Дальнего Востока. Это невозможно не разглядеть, прогулявшись по улицам города.

Гетеборг  взял соревновательный тон со  Стокгольмом во всех сферах.  Промышленный и транспортный узел страны. Это сложно не заметить, очутившись в порту. Контейнерные лабиринты вгоняют в скуку. Безостановочно продолжается работа по обслуживанию товарооборота. Держи ухо в остро и не ступай за желтую линию, да и вообще не ходи далеко, и по сторонам оглядись – кричат знаки. В таких местах сразу у причала пассажиров ждут автобусы забронированные на экскурсии или курсирующие между портом и центром города.

Шатл ехал к центру около 20 минут.  Конечная остановка – площадь Густава Адольфа, откуда все быстро разбежались: шопинг, прогулки, посиденья в баре. Меня лично всегда интересует разведка на местности. Поиск не обязательно известных, а необычных мест.  На посиденья в кафе обычно времени жалко, ведь не знаешь, когда еще удастся побывать там, куда тебя занесло.

Если у нас в стране в центре города какие обычно магазины? Дорогие, брендовые. Здесь –  лавки секонд-хэнда, кроме всего прочего.  Полки заставлены ковбойскими сапогами, кедами, шляпами и кепками на вешалках, джинсы и рубашки на стойках – походит на музей винтажных вещей.

Одесса – морской город, но у нас нет таких наглых чаек как в Балтийском море. Гетеборг, также город с богатой мореходной историей, но здесь беспредел  морских птиц процветает. Они пиздят остатки еды со столиков в кафе, как только клиенты отошли на пяток метров. Они орут на площадях и суют клюв в чужие дела. Птицы не привыкли получать люлей и поэтому не боятся нас. Гуманизм и любовь к природе процветает. Любите природу, не позволяя ей срать вам на голову. Вспомним статуи  Хельсинки :)

Остров-музей в центре Стокгольма. Швеция.

 

Поход на остров музеев, парусников и пароходов начинался как обычная прогулка вдоль набережной в центре Стокгольма. Внимание  к острову  Шеппсхольмен (швед. Skeppsholmen) привлек форт из красного кирпича на вершине островка-придатка Kastelholmen. Ранее эти острова из-за выгодного расположения использовались целиком для военных сооружений. А сейчас, послонявшись по нескольким улочкам, можно наткнуться на  Музей современного искусства, Музей архитектуры, и не много ни мало, а на целый Музей дальнего востока. На остров ведет не широкий мост. Тоже, мало сказать, достояние. Почему запомнился мост? Да потому что с него открывается широкий вид на шведский урбанизм, и мне никак не удавалось этот мост нормально сделать снимок.

С 1949 года почти у самого берега застыл не ославленный  подвигами, но просто красивый винджаммер «af Chapman», он же «Dunboyne». Он причалил в этом месте надолго, но не рискну говорить – навсегда. Первый раз видел его в сырое, смоченное холодным дождем утро второй половины мая. Во второй раз он был на том же месте. Все так же застыл правым бортом к берегу. Никакой активности экипажа, его не было видно. Сейчас единственный экипаж нельзя назвать чисто морским: официанты, повара, бармен, плотник рихтующий такелаж и внутренние помещения. На паруснике работает ресторан. Можно беспрепятственно походить и осмотреть большую часть судна.

Судно с полным прямым вооружением и стальным корпусом Dunboyne было спущено на воду в феврале  1888 года с портом приписки в Дублине. После первого рейса из Мерипорта в Портленд, оно курсировало между портами Европы, Австралии и Западного побережья США. В 1908 году во второй раз сменило хозяина и перешло в собственность норвежца Лейфа Гундерсона, а в 1915 переименовано на G.D. Kennedy. Еще 10 лет до 1934 года судно провело в море. Во время Второй мировой встал на якорь в Стокгольмской гавани и использовался как плавучие бараки Шведских ВМС. После войны судно стало не нужно ВМС. Городские власти Стокгольма решили спасти судно от утилизации, выкупили и поставили на баланс. Правда судьбу выбрали ему не лучшую  и с 1949 года af Chapman работает как молодежный хостел.

Подальше пришвартовался в этот день представитель более раннего развития мореходного дела, деревянное парусное судно Gotheborg III. Сейчас судно выполняет роль музея на плаву, путешествуя от порта к порту и принимая посетителей (в тот день около 9 евро).  Экипаж наглядно демонстрировал технологию изготовления канатов. С лотков тетки в треуголках торговали гвоздями, обрезками канатов и шнурков – морскими сувенирами. Корабль (на нем ведь установлено 14 пушек, хоть и для салюта) хорошо привлекал внимание у мелюзги. Не было отбоя от детей. По берегу расхаживали члены экипажа в костюмах 18 века.

Предок Гетеборга III  Шведской ост Индийской торговой компании (The Swedish East India Company) рассекал волны в  18 веке. Совершил три рейса в Китай. На подходе к родной гавани, «одной ногой на пороге», судно попало в шторм и потерпело крушение 12 сентября  1745. Экипажу посчастливилось уцелеть.

Компания дайверов обнаружила останки судна Gotheborg  в холодной декабрьской воде 1984 года. Точнее,  сначала нашли черепки разбитого китайского фарфора –  один из товаров судна возвращавшегося домой. Группа энтузиастов загорелась идеей воссоздать корабль. Но и этого им показалось мало, решили на нем же повторить путешествие в Китай.

Специально для воссоздания шведы учредили компанию и построили верфь Terra Nova, начали сбор средств, разработку идей, переработали кипы документов и информации по судостроению. В 1995 на верфи был заложен киль. Начался трудоемкий процесс. В строительстве использовались аутентичные материалы. Вручную крутились натуральные канаты, вязались снасти, сооружалось парусное вооружение. В итоге Гетеборг поднимает 1,800 м² английских  льняных парусов,  10 тонн  тросов и тыщу блоков в придаток. На всех парусах разгоняется до 5-6 узлов, а с двумя вольвовскими дизелями до 8 узлов.

Не оснастить судно машинным отделением и оставить экипаж наедине со стихией было бы рискованным делом, так же как и не поставить GPS, спринклерную  систему пожаротушения, водонепроницаемые двери, новые разработки в служебных и жилых помещениях (кондиционеры, опреснитель, генераторы и т.п.). Поэтому здесь есть все это и даже больше. Экстерьеру новшества никак не навредили и внешне корабль остался пришельцем из прошлого. Финальная стоимость проекта $30 млн.: 60% инвестиции, остальные деньги – добровольные пожертвования.

После спуска на воду в  2003 г. судно совершило задуманную экспедицию в Китай. На минуточку рейс растянулся аж на полтора года, за которые судно посетило порты Европы, Африки, Юго-восточной Азии и Китая. По возвращению домой обошлось без происшествий. В Гетеборге встречали на высшем уровне Президент Китая, Король и Королева Швеции и сотня тысяч зрителей на берегу. По пути в гавань Гетеборг III сопровождали около тысячи частных судов, так, на всякий случай…

После этого было еще два тура по Балтике. На судне работает 30 членов постоянного экипажа и 50 кадетов. При большом желании ощутить на себе хоть мизерную часть трудовых будней матроса 18-го века  (за финансовую поддержку) можете посетить ресурсы хотя бы по вот таким ссылкам.

« Older Entries