Tag Archives: Тринидад

На югах, крыши Тринидада и Сакраменто

Здесь крыши западного полушария от улиц Сан-Фернандо и Порт-оф-Спен острова на границе Атлантики и Карибского моря, по Панамскому каналу под мостом Столетия в Тихий океан и на север в современный Сакраменто.

Архитектура рядового Тринидада непритязательна. Она, видимо, часто сносится ураганами и не переусердствует в отделке. Последние капли оригинальности заметны в дышащих на ладан деревянных домах и, по сути, на  островах  меняется лишь в малых деталях. Тропическая крыша Тринидада разбавляется парой «чтобы было» высоток в Порт-оф-Спейн.

Ночные виды делового центра Сакраменто впервые развлекают,  в то же время город поражает пустотой улиц.

За базар отвечаю. Сан-Фернандо, Тринидад

На рынке Сан-Фернандо ничего кроме взвинченных за пол выдоха цен нового не ожидалось. Ничем хваленым он не отличался. Туда я прибыл за привозом, понимая, что с тропиками в этом рейсе могу закончить на тринидадской ноте. ( первый рейс и Сан-Фернандо в части I и части II)

К обеду рынок сворачивал прилавки под клеенки и брезенты, чтобы потом павильон, в котором все чувствуют себя как дома, закрылся  на ночь. А до ночи еще далеко и люди все же заходят прикупить продуктов на вечерний карри или перца к игуаньим лапкам, наварить бананов с поросячьими копытцами. Экзотическая вкуснотища.

Это царство вегетарианца и фруктоеда, где под несвежими холстами спрятались картины с грядки писанные мать её природой. Не важно, знакомы ли мы с продуктом, да и тем более с человеком, важно задавать вопросы, на которые можно получить дикие ответы.

– А это что? – а я то знал, что.

-Попо.

-Что, что? Папайя?

– Да, попо. Папаия.

– А она сладкая?

-Да, очень сладкая и очень вкусная.

-Так, а как же её есть? – Я хотел купить попо, это точно, но нужно ведь знать как её грызть правильно. Потому что готовые ломти папайи любой дурак жевать сможет.

-Ну…сперва её нужно разрезать, потом все семечки вынуть и снять кожуру всю. Да, олрайт? А потом можешь есть. Немного посолил, поперчил и очень вкусно.

– Так заверните мне вот этот.

Я уже обошел весь рынок по периметру. Быстро, чтобы сделать ценовой срез и найти кокосы. Вот же они, в самый раз.

-И почем?…Да, штука по 5 тити? Так я возьму 3 штуки…вот эти. Хотя стойте, и еще три для товарища.

Тяжелые ядра легли на дно рюкзака, и я немного пожалел. Нахер они мне сдались, чугунные, таскать их. Вышел погулять и приходится поднимать heavy shit.

-А томейто тебе нужны? Смотри, какой томейто! – Черная тетка откинула тряпки с ящика полного небольших и немного покоцанных помидор чтобы протянуть мне один.  Их я оцениваю разве что на сок.

– Нет, у меня этих томейто как грязи, тетя. Вот у нас в Украине томейто, так это ТОМЕЙТО, что мой кулак. Лучше этих.

-Да? Так дай мне попробовать.

Схуяли.

– Вы, кстати, знаете где Украина?

-В Америке что ль, ай да? – Да нет уж, тогда в Канаде если так.

-В Европе, тетя. Далеко, тыщи миль с места, где вы продаете томейто.

– А а а а хорошо-о-о-о – Торговка с блуждающим взглядом мне не верила, наверное, все же из Америки полоумный какой-то.

Рюкзак понемногу наполнялся, а наполнить его нужно было только тем, чего просто так и дешево не достать.

– А это что у вас? – молодая индианка с привлекательным задком посмотрела вниз, откуда с картонки я взял пощупать твердый плод размером с крупный абрикос. Конечно, многие согласятся, что лучше всякого фрукта пощупать  заморский задок.

– А это … – дальше следует «непроизносимое название фрукта» на местном наречии. Я то думал, такой сорт манго, потому что манго, как сообщил один стивидор, тут как грязи.

– А это сладкое?

-Да, сладкое.

-И как его едят?

– «Непроизносимое название фрукта» нужно разрезать, можно и кожуру снять, и эти дольки перчите, солите и очень вкусно будет.

–  Но, это сладкое?

-Да, да. Очень сладкое и вкусное. – Ага, ясненько, перчить и солить, главное не забыть.  А то поперчу, а посолить забуду.

Продвигаемся дальше, пока не закрылись.

-А это что у вас?   Капуста такая, что ли? – Это было похоже на японскую редьку с ботвой от капусты, а рядом лежали зеленые веточки с клумбы.

– Нет, капуста вон там. Сколько нужно капусты?

-Не, капуста не нужна, я так, чисто по спортивному интересу.

-Это нужно чоп-чоп и тушить в карри, мясо, с кабаком. – Значит угадал.

Съедобных корнеплодов на островах много, как того  говна на ферме, потому что как грязи – манго. Кажется, дерни за вершок в лесу или на болоте, так из вырванного жирного, толстого корня если не кашу, десерт или  массу крахмала получишь, то уж точно лекарство или яд. Все пригодится. Корней много, копать не глубоко.

– А это что? – спросил я за овальные клубни размером со среднюю сахарную свеклу.  Дома такой вполне можно было бы принять за корень какого-то  вазона.

– Это нужно почистить, накрошить и можно тушить и варить. С курицей и с мясом.

Точно не сладкое, так что ясное дело и перчить и солить, но только не в дозах к каким привыкли островитяне. А еще на острове есть около 20 видов бананов. Среди которых один, маленький и как мед на вкус, поесть, а потом хорошенько запить спиртным, может стать последним в вашей жизни.

Обрад Тринидад

Вернувшись из Европы (о которой пока что рано говорить) за второй порцией DRI опять в порт Поинт-Лизас , я продолжил исследовать жизнь и быт Тринидада под аккомпанемент Sunshine Reggae.

Белый с зеленой полосой maxi-taxi подхватыватил в полупустой салон до Чагуанаса, единственная функция которого вместить на ночь побольше резидентов. Пересадка на север и осторожно, двери закрываются, столица не за горами. За горами море и хорошие пляжи. Интересно проехаться как все. Осмотреться за пределами “старого района”.

С моря Порт-оф-Спейн цеплял взгляд несколькими стеклянными высотками на фоне гористого, под лесным покрывалом, ландшафта. В высотках наслаждаются кондиционерами и высоким окладом парламентарии с министрами.

Среди мусорного разброса и деревьев стоит на сваях тонкостенный, чуть ли не картонный бедняцкий пригород. Все маршруты встречаются на продуманном, большом автовокзале. Эй, там у окна, проснитесь! Пора выходить, и увидеть места, балансирующие на грани визуальной нищеты. 

DRI благословенный. Часть II. Мастеркласс зачистки

   Когда трюм загружали, моряки принималась за дело от которого зависела сохранность железных шариков и безопасность перехода. Кроме обычной подготовки, как то для хорошего прилегания и сохранности уплотнительной резины почистить по периметру комингс, поставить стопора и пр. для газа необходима дополнительная  герметизация: одной дружной командой нанести непрерывный слой силикона на прижимную планку, монтажной пеной забить по периметру  щели, лентами Ramnek заклеить сочленения на крышках.  (Благословенное начало здесь)

Затем береговые специалисты включали сопровождающуюся адским визгом закачку. Часов на двадцать в каждый трюм. На этапе азота те кому приелся Тринидад могли выдохнуть, стирая пот ладонью прочь. Вот так: «Фу-у-у-у-х-х-х!»

Не отодрать и не отмыть

Если до Поинт Лизаса Зина была ухоженной дамой,  то после превратилась в матерую тринидадскую путану, которой карабинеры надавали в профиль да потаскали по асфальту, а пыль вся так и осталась. В порту каждый слой поливался дождем, в океане солился волнами, как итог, за несколько дней присыпка получила ржавую скорлупу. Пыль на надстройке въелась в краску. Мелкие шарики хорошо ржавели, склеившись на палубе. За штормовые дни грязь успела затвердеть в подобие цементной корки не худшего сорта. Нам предстояло беднягу отмывать. 

   С надстройкой при помощи Metal bright и щеток матросы кое-как провозились несколько дней. Хуже дело обстояло с палубой: скребли-скребли и слегка  отбивали, затем замачивали для вида химией Metal bright, снова скребли и смывали high pressure machine. Толк получился не большой: химия не та, бить как следует нельзя и вообще, ценное время упущено.

Не легче после выгрузки отдирать с крышек Ramnek. Задубевшие от холода ленты хорошо отстают, но мало сказать, что работать на ледяном ветре неприятно. В тропиках выпил воды и трудись загорай в удовольствие, а расплавленные ленты тянуться как смола и КПД совсем не высок.

Средний сценарий замывки трюма написан по мотивам медного концентрата в Брунсбюттеле и французского шлака после Египта. Так как смены груза не было, моряков озадачили подметанием и половиной денежного бонуса. Нехороша политика. Здоровье тратиться на 100%, а платят вполовину меньше. При малейшем движении железная пыль стояла столбом и мелкие шарики, с первого взгляда редко разбросанные, сметались в большие кучи и тяжеленные бочки.

Многие другие грузы менее хлопотны, чем DRI.  За опасность или за восстановление угробленной палубы судовладелец не доплачивает. Для смены груза трюма после DRI должны замыть профессионально с выдачей «квитанции», или по крайней мере, сделать вид что замыли и дать талон. Забегу наперед, если скажу, что это сделали в Китае.

Идем на запад,  дойдем на Восток с DRI(b)

Палубу удалось отчистить только через полтора месяца посреди Тихого океана. Вместе с краской, местами до металла, с помощью того же вотербласта с другой насадкой и отбивания сантиметр за сантиметром, несмотря на пожароопасность  груза. Так она заработала по… не будет больше фотографий.

 

DRI благословенный. Часть I. Практика погрузки

Когда стало известно, где идем, что берем осведомленные люди выругались грязно и были в этом праве. Старпом добавил «и будем мотаться…» Если не защищать поверхности, пыль как ни крути попадет на новую краску, лак, дерево,  пластмассу, намокнет и попортит все к чертям. Заявленные неудобства компенсируются ставкой фрахта.

За день до прибытия Зинаиду кутали как невесту. Не первый раз, поэтому без шика, но ухоженную и закаленную годами эксплуатации. Полдня матросы заворачивали в брезент три синих, недавно покрашенных ковша. До вечера прикрывали, не жалея шнура и сумасшедшей сети узлов, шлюпки с плотами. Я оградил кульками дражайшие пожарные ящики и гидранты. В порту с Третьим устали  прикрывать пластиковые антенны радара, GPS, NAVTEX, Globewireless, VHF ,MF,HF, и много других аббревиатур.

Безветренный и жаркий день на рейде Поинт Лизаса зачтен как освидетельствование трюмов к погрузке DRI. После того как их забраковали, на подготовку к новому сюрвею. Чтобы ультразвуковой аппарат, которым обследуют закрытые крышки на предмет щелей и откровенных (о, ужас!)  дыр  не пищал,  места стыков целый день замазывали медицинским вазелином. Матросы меняли резиновый уплотнитель если мухлеж помочь не мог. Когда вазелин закончился, обрабатывали прозрачным солидолом. Гарантий не дает, но все же… Это популярное изложение знакомого морякам материала.

Что за DRI такой

DRI  (direct reduced iron) или горячебрикетированное железо согласно «Code of safe practice for solid bulk cargoes» подлое сырье, при намокании выделяющее водород и тепло, что в худшем может привести к самовозгоранию. Железо поставляется в виде паллетов. В нашем случае, шариков размером с лесной орех. Бывают крупные куски в брикетах от 0,5 до 2 кг.

Дабы снизить уровень кислорода за 5% и избежать реакции, в трюма необходимо закачивать инертный газ, например, азот. Герметичность трюма должна быть исключительной, чтобы не потерять азот и, как обычно, не впустить воду. Для газа береговые специалисты монтируют в каждый трюм трубопровод с разветвлением по дну. Суперкарго (что-то похожее на службу качества) разносят в разные точки десятки отдельных проволок для контроля температуры. Выведенная ими медная трубка позволяет замерять концентрацию газов. На переход поставщик снабжает судно одним supercargo, и он трижды в день меряет уровни кислорода, водорода, температуры в трюмах. Вот и вся работа пассажира.

Напхать полные карманы

DRI грузят монстроподобным конвейером с выдвижной «соской». Он спроектирован нависнуть и вырыгнуть из трубчатого дула водопад железных шариков с тоннами черной пыли. Пыль летит из жерла, облаком поднимается из трюма, взлетает вихрями с дрожащего конвейера, и это дерьмо благополучно грунтует все что подвернется, но главным образом палубу, одежду, лицо, глаза, легкие и дальше по ветру – море, землю, другие теплоходы.

Дышалось страшно и невкусно. Когда грузили 5-й трюм или при ветре на надстройку, дышалось отвратительно! В судный день железная пыль  укрыла Зину сивым облаком, остальное время присыпала  и спереди, и сзади, даже внутрь пробиралась на подошвах сейфети шузов.

Подмоченный груз к транспортировке не годится. Прощелкали дождь – снимаем сырые «сливки» на берег, а по календарю на Тринидаде сезон дождей в разгаре. Это точно не холоднее, не льет круглые сутки. Климат следует понимать как «ничего привычного не предвещает дождь, который польется с едва облачного неба».

Каждый раз, когда подозревался пролив из подходящих туч, бригадир просил закрыть трюм. Часть «облачных» простоев на самом деле обусловлена поломанным конвейером, отсутствием груза или «заговором портовиков». Перебить налаженную комбинацию было трудно. Многие службы получают зарплату лишь когда судно у причала. Шулерство затягивания жизненно необходимо. Если «в рукаве» туча не имелась, груза валом, конвейер работал – работали быстро и много. Шарики осыпались не только в трюма, но понемногу и на когда-то красивую палубу.

На фоне погрузки DRI(B)

Некие тринидадские спецы устанавливали новый x-band радар Furuno. Мост превратился в кафедру электроники и радиотехники. С  корнем вырванные платы старого «лампового» JRC заняли полки и углы. До полного ощущения не хватало пива и горы окурков.

Праздник инноваций заполняющих пустоту 3-х см диапазона просрали некие кривые руки. Прокладывая с мачты на мостик толстый, длинный, чрезвычайно важный кабель, закрутили не туда, заломили слишком сильно и ожидания, которыми штурманский коллектив жил с дня получения аппарата в Гибралтаре, были испорчены. И это мягко сказано.

Furuno включался и настраивался, но через несколько дней стало очевидно, что радар почти слеп. Уходя из Карибского моря, аппарат упорно, словно по каким-то политическим соображениям, игнорировал о-в Барбадос, а проходивший в одиннадцати милях трехсотметровый танкер лишь скромно засветился на мониторе. Хорошо, что второй «ламповый» борозды, если способен к ней добраться, не портит.

Во второй части мы продолжим грузить, повезем и поубираем.

На рынке Чагуанаса. Часть II. Что искать

Павильон тропического Привоза разделился по специализации. В кольцевом оцеплении у забора индусы отгоняют насекомых от пряных сладостей. В центре на длинных столах окопались знакомые овощи и фрукты. К борщу остается разыскать сало и сметану, что сойдет за квест на миллион в валюте. (На рынок зашли в первой части)

-P-u-u-uumpkin! Pu-u-u-umpkin! – Сладостный ингредиент в карри, красивый и полный мякоти ломоть тыквы много и часто. -Take a pu-u-u-umpkin! Pu-u-u-umpkin! Pu-u-u-umpkin!

Яблоки, груши, морковка в статье дорогого импорта. Замерли в засаде очищенные от грунта бульбы топинамбура. На кучи отсортирован кокосовый арсенал. Крупные разносортные авокадо и манго  уходят поштучно.

Рядом со стандартными бананами попадаются в ту же дешевизну короткие, толстые, терпкие и сладкие домашние мини бананчики. У нас они дорогие  «королевские», большие plantain banana обзовут «кормовыми», да и те не просто достать. Плантайн можно жарить, тушить, варить с мясом или сырыми топтать за обе щеки.

Я ощущаю соль

 Пропитанным морем лагерем отмежевался стеной рыбный отдел. Мохнатые крабы блокированы за клешни зелеными веточками по три-четыре штуки и еще шевелятся. Настоящее мясо из панциря стартует по цене от 20 TTD или $3,30 за связку. Свежая, вяленая, копченая рыба на прилавках.

Где хрен, корейская морковка и общеизвестный, свежееудушенный гранатовый сок? Жестоко обознались. Зато в бонус индийский карри-набор. Красные, желтые, зеленые перчики попадаются едва не у каждого третьего торговца. В баночки и бутылки запаян выжигающий внутренности маринованный концентрат. В тот же котелок дикая ботва и коренья. Я, признаться, не успел побывать на Индостане, а уже устал.

– А вот вы знаете, young man, вы пойдите на второй этаж и оттуда у вас получатся замечательнейшие снимки.- Меня застопорило, когда с такой темой не смогла пройти мимо бабуля с тележкой.

-Окей, спасибо. – Сказала моя охреневшая персона.

– Нет, вот вы пойдите наверх, и посмотрите. Оттуда все будет видно.- Контрольный, потому что мое лицо, и застопорило.

Да, да, уже иду… и спасибо, большо-о-о-е!

Второй этаж, где одежда и скучающие тетки, я сперва проигнорировал. Ярус накрыл ряды по периметру с пустым пространством в центре. Прохаживаясь вдоль заборчика можно было наблюдать за всем, что творилось внизу. Мадам была права.

На нашем базаре ко всему привыкли, все знаем и сто лет оно нам нужно. Почему я никогда не пройду мимо рынка в чужой стране,  потому что там продают впечатления. Много и часто.

На рынке Чагуанаса . Часть I. Где ходить

Продолжая гулять по Тринидаду, не целясь, забрел  на рынок в Чагуанас. Как домой попал, ей Богу. Чагуанас (англ. Chaguanas) возник среди малярийных болот на большой  дороге между Сан-Фернандо и Порт-оф-Спейн. Малоэтажный городок постепенно перерос старших соседей по населению, преуспел в коммерции, насытил рынок дешевым жильем. Как все довольны, в этом Чагуанасе.

На улице не хуже Пантелеймоновской теснятся торговые точки. Вульгарная коммерция легкопромышленным потоком трикотажа, лифчиков, пластмассы переливает через край на ближние к Привозу переулки. Самое интересное в череде гипермаркеткорнерминимоллов типаж стройных женских манекенов, у которого заметно увеличена жопа, что отражает расовую специфику кроя.

У входа на базар в серых затасканных брюках и рабочей футболке разорался небритый как болгарский грузчик индус.
-Томейто! Томейто! Томейто-о-о-о!…

И тянется рука купить помидор да засунуть оратору в «рупор», или дать сразу в «ценник»? Где наши манеры!? Наладим контакт. Что за зеленая в пупырышках оплошность размером с дыню в ящике по 20 TTD, большая экзотическая ебала?

 – Бредфрут! – между парой “Томейто!»  и не пол вдоха.

– Томейто! Томейто!

– Да!? Ничего себе…так а зачем он, этот бредфрут?

-Для пиписьки, чувак! Чтоб стояла пиписька!- И широким жестом руки показал, как она должна бы торчать.

-Томейто! Томейто!… – В ящиках рядом с шарами хлебного дерева в экстазе популярности корчились помидоры.

Зайдем на базар

Вон жена, чья-то черная мать, прокладывает бюстом путь в ряду с провиантом. Выбирает длинным ногтем, платит деньги аккуратно, а за ней муж-наелся-кислых-груш, тащит корзинку. Вот у ящика с экспозицией жгучего перца и зелени сидит тетя. Достает из сумки пучки съедобных трав, да связывает их по корешкам да по стручкам. И куда ни глянь с сумками, с тележищами набитыми ужином и обедом медузами переплывают от стола к столу кучерявые бабули.

Продолжение будет.

Сан Фернандо родом с Тринидада Часть II. Ya man!

 В центре Сан-Фернандо  торгуют всем, что можно потрогать, но нет и одного магазина, где бы продавали алкоголь. (Первая часть )

Меня попросили купить

Прокуренные растафари торговали с клееночек кустарными артефактами, вонючими аромафлакончиками, но не пивом и не виски. В тыренных тележках алкаши возили жгучий перец для карри, сладкую картошку, терпкий орех chenet (мне больше по душе назв. «мамончилло»). Это гроздья зеленых шариков, у которых нужно надкусить кожуру, чтобы добраться к сладко-терпкой мякоти вокруг орешка. Его есть не советовали, а мякоть получается только обсасывать. В народе сосание ореха популярно как у нас щелканье семечек, но в тележках нет пива. Люди, кто знает, где кроме бара можно купить “Carib”,“Stug”, “Haineken” в конце-то концов? Хрен. Здесь не продают. Просто, хрен!
– Вон, у синих ворот вниз по улице, там продают – говорили одни, и я шел туда, чтобы получить абстрактный хуй.
– Нет, вон там большой магазин. – Подсказывали другие, и я ходил в поисках туда и туда. Зашел в супермаркет, товара нет. На кассе две толстые индианки и афротринидадка спросили:

-Что? Алкоголь не продаем. А вы откуда? …Откуда? А где эта Украина… В Евроооопе!? а-а-а-а…поооняяяятно…а это большая страна? – та пошли вы, подумал я, тем более с вашими шоколадками.   
-Ой, подождите! Подождите, мистер!- и я вернулся. А вдруг новости о пиве!

-Ой, извините, а у вас есть с собой деньги из Украины?

-Ч-т-о, ч-т-о?- Я как-то не сразу понял такой оборот.
– Деньги. Денежки показать нам из Украины мож…
– Су**-пош**-на**й-бл***-овца-ту***я….!!!!
Я гулял по городу. На часах было к пяти. Вдоль канав в переулках валялись бомжи. Отмечали сиесту бомжи у заборов. Люди, не зная о вопиющей несправедливости, дружно валили по домам. Понюхал в китайском бистро жаренное в пекле ассорти.

-Пиво?
– Где то за углом. – Хуй там, а не за углом!
– Добрый день. А у вас продают пиво?
– Нет.
– Сука! Что за страна, блядь…
Черные ребята, на остановке ждущие maxi-taxi в строну Марабеллы, подскажите, а где тут магазин с пивом? Я  будто задал вопрос из финала “Кто хочет стать миллионером”. На кону не деньги, а Полцарства и капитанская дочка, такие дикие у них были глаза.
– О-у-у-у…э-э-э-э…а-а-а…вон..кажется, вниз по дороге, кажется, и там есть.- Вы чуваки, мать вашу, или свидетели пятидесятники!? Это я должен знать, где пиво в твоем городе!?
– Здравствуйте, а у вас в супермаркете пиво продают?

-Э-э-э…нет.
-Так нахуй вы такие нужны!- На самом деле все просто, лицензию и налог не все желают тянуть.

MC Hammer style. Ya man!

Герой дня возник на главном проспекте. К вечеру улица наполнилась людьми. Таксисты зазывали попутчиков, торг шел полным ходом. На углу у лавки стоял мужик лет 60-ти. Стоял на тротуаре и…просто стоял. Предлагал окружающим насладиться персоной. Тщательно подобранный аутлук сигналил об исключительной охуенности. Легкая улыбка подчеркивала статус, а слова из песни “I’m sexy and I know it” убирали сомнения на корню.

Под фото в пижонском журнале я бы дал: дед одет в сочного цвета гимнастерку с длинными рукавами – от магии Вуду, и фиолетовые брюки с четко отглаженным кантом – к ловкости. В брюки заправлен стильный ремень из тисненой кожи половозрелого бычка с бляхой  стилизованной под национальный флаг – к харизме, а весь образ завершен розовыми шузами из замши – к марафону. Бонус к интеллекту дает синяя, сочетающаяся с гимнастеркой, пацанская кепка. Если бы рядом ошивались проститутки, не пришлось бы сомневаться, где начальник. MC Hammer плачет горькими слезами. Как много тысячемильных параллелей лежит между нашими «гондурасами».

Транспортная развязка духовных исканий

Продолжая всплывший в Александрии из груды мусора транспортный обзор,  спешу поделиться внезапно снизошедшей истиной. На западе Тринидада общественный транспорт развит в несколько раз «покращенней», нежели в украинской провинции, и это не «кониць» радостной вести.

     По главным магистралям циркулируют небольшие, как и в Египте,  японские микроавтобусы – «maxi-taxi»,  с зеленой продольной полосой в качестве метки маршрута. На каждом направлении полоса другого цвета, без табличек или номеров. Так в крошечной стране осуществляется междугородка с сердцем в Порт-оф-Спейн.

В салоне изливают душу солисты регги и калипсо (тринидадский музыкальный стиль). Под островной «тра- бум-бум-та-та» приятно проезжать пестрые в провинциальной жизни  поселки, сдобренные пальмами, манговыми деревьями, сплошь японским автопромом. А манго тут как грязи, так сказал бригадир.

Пребывая в maxi-taxi, мы с 3ПК сошлись на том, что водители общественного  транспорта в категории «маршрутка» одинаковы. Во всем мире стиль один … и если горбатого могила, то их ничто. И даже не классический удар ногой с разворота.

-No difference, fucking shit, the same… – Рассказал об открытии портовикам. Все сильно смеялись.

Маршрутчик профессия не пожизненная, а реинкарнационная. Когда в Индии водитель цветного автобуса умер, родился малыш, подрос, и принялся возить людей на Mercedes Sprinter из пункта А в пункт Б. И это ведь одна душа!

С хот-догом в руке, пепси и беляшом на панели в желтом украинском автобусе они постигли Дзен и погрязли в Нирване,  не подозревая об этом. А они постигли!  Скажите срочно проходимцам!

Адепты пытаются познать истину сворачиваясь в крендель и дыша по секундам в асанах, монахи по канону не давят букашку и так каждый день. Йоги член заворачивают на палку, не стригут ногти, поддают тело другим издевательствам, а стоит сесть за руль Эталона и ты молодец. Ты с джек-потом в бесконечности.

Хари-хари-ом-мани-падме-хум!

Я видел настоящих мастеров: ужом извиваются в двухстороннем трафике, сигналят с причиной и без – “мудак! – сам такой!”, «дай дорогу! – пошел в жопу!»; на ходу кусают роти с бобами и подливкой подозрительного цвета, одним глазом следят за дорогой, а вторым поглядывают на пачку валюты. Потому что отсчитывают сдачу.  Вот это пилотаж, какой там член на палку! Меняем роти на чебурек и вы меня понимаете!?

Сан Фернандо родом с Тринидада Часть I. Гуляйте осторожно

Испано-португальские колонизаторы поторопились с Сан-Фернандо (или San Fernando) и теперь он благоденствует на побережье залива Пария несколько сотен относительно спокойных лет. Здесь рано отменили рабство, золота так и не нашли, а малярия убивала население лучше иной войны.

Первый ориентир с моря – поросший кустами «монблан», вокруг которого освоил холмы шестидесятитысячный городок. Госучреждения, магазинчики, бары, китайские закусочные, низкопробный фасадный китч определил непримечательный центр. Заблудиться труднее, чем быть гопнутым. Несколько главных улиц вот и все, что нужно запомнить до того момента пока не станет очевидно – какого хрена сюда притащились!?

На западе море без набережной и пляжей. Обойдемся без променада, где можно было бы разложить на бетонной скамейке рядом с бетонной урной (чтоб не стырили) слабоалкогольную полянку и насладится переливами красно-желтого солнца уходящего за горизонт в Венесуэлу

и тут же кто-то пропищит

…и чтоб линия, линия такая то-о-о-онкая, зеленая как в кино с пиратами…такая раз и все-е-е-е…”

 А что все, нас не интересует, потому что набережной нет ни**я. Есть пассажирский порт. Оттуда ferry-катамаран уходит на 35 узлах к тропическому, не отягощенному промышленностью лежебокому Тобаго. Недалеко от Порта и напротив Автовокзала торговали рыбаки. На снимках тех четких ребят не ищите. Я не рискнул, или побоялся…нужно знать границу после которой бьют в лицо. Зато в памяти и сейчас легко пробегают цветные GIF-картинки, родственные в сути знаменитому рыбному ряду одесского Привоза.

Я помню на затертых картонках, на потемневших от воды столах полуметровых акул и барракуд, бычков-коротышек в полной жесткой чешуе вместо мягкости и слизи. И даже если после «полуме-» и «акул» так просится «-ртвых», филе не дергалось.

Вижу полные ящики пузатой мелочи типа «тюлька» и вкусных редснепперов из мангровых заводей. И то, как отягощенный во всех смыслах выдающимся пузом индус, тесаком чистил рыбу. Замахом от уха не целясь отъебенивал хвосты да головы. Лишние части разлетались вокруг, и на лицо, и на руки. Это все  могу вспомнить, а может, когда-то нет.

Я не забуду здорового,  жилистого негра лет 45-ти, с недобритыми щеками и сединой в коротких волосах. Эпитет «рельефный» начинался с лица.

Злой, злой, злой

Рыбак сидел на табурете. Острыми локтями уперся в фанерный стол и, глядя вперед белесыми глазами, болтал в автора наркоманскую муть. Во рту мелькала модная среди жилистых негров подборка растаманских цветов. Куда там инкрустированным блестящими камешками зубкам гламурных кис. Трушные красные, желтые, зеленые накладки во весь клык сразу вгрызлись в долгосрочный отдел моей бедной памяти. Ах ты ж сволочь, лучше б ты молчал.

 Чтобы ярче представить сию персону, вспомните «Кровавый алмаз» с Леонардо Ди Каприо или любой фильм, где по Африке бегают толпы сумасшедших оборванцев со ржавыми калашами и вспаривают друг другу кишки налево и направо во имя народа и республики. Так вот тот черножопый киногерой, который отсекал ручки и ножки большим зазубренным мачете,  сидел за прилавком.

Рядом шатался буйнопомешанный алкаш с монологом: “пришел тут…”, “фотографии ему…”, “деньги давай, если хочешь…” У сарая проводила досуг в карты, взяв меня на мушку, жилистая банда рыбаков. Пора уходить, пока отпускают. У  Автовокзала как и полчаса назад мотал забетонированными дредами раста-дед. Бодрым шагом по дурдому, вперед!

Вперед во вторую часть.

« Older Entries