Финальный карго-автоманифест: коллекция необычного груза английского парома

Трейлера наш главный враг и это вечный бой, а  грузовые перевозки золотая статья в балансе Корпорации. На этом рассказ о фрахте завершен. Авто, мопеды, катафалки, шушпанцеры и мотоциклы, вот благодарная тема и источник вдохновения.

Обсуждая каргоплан с 2ПК Полом:

-Нихуя себе! Пол!

Он  посмотрел на нас и округлил глаза под форму своих очков.

-Shyo!?-он знает пару русских слов, но нужно научить новому.

-Нихуя себе, Пол, It is when on deck 5 is 60 trailers!

-I just say: Shyo za huinya!?

 

Среди серых не от пыли, а по содержанию, автоколонн, которые ежедневно доводится видеть, есть экземпляры квартета «И»: идея, исполнение, исключительность, история, а потом все остальное.

Излюбленное место раритетных автомобилей маленький остров Гернси. Почему-то, именно его серебристо-черные номера чаще всего мелькают на их бамперах.  Убежавший от высоких налогов остров Джерси, дом  Королевской картошки и мохнатых коров, не уступает соседу. Туда едут суперкары и разная «шушера»: Ferrari, Lamborghini, Porsche, Bentley, Aston Martin не редкость на палубе Коммодора; добротных BMW, Mercedes и Jaguar-как грязи на валлийской ферме; топовых Range Rover, простых и мощных как стальная рельса Land Rover – легче сосчитать шотландские холмы.

Поскрипывая не единожды чиненной ходовой, повидавшие дядю Форда пенсионеры покоряют 40 метров внутренней рампы по пути на верхнюю палубу. Взгляды туда, к  машине времени, где разрыв между там и сейчас средне арифметически составляет 55 лет. Сзади расстелился чаще не видимый, верится, что не разделимый на компоненты как и душа, запах. Короче, воняет.

5-я дрожит под тяжестью харизмы, под весом морального превосходства над новоконвейерной чушью. Самые старые, столетние мотоколяски, кареты без коней, а поэтому просто мотокареты, завозятся на прицепах.

Всмотревшись в формы, лишенные просчитанных аэродинамических изгибов, колеса со спицами, большие радиаторные решетки, обладая достаточной фантазией можно представить те улицы, на которых автомобиль был молод: Чикаго Аль Капоне, Лазурный берег Луи де Фюнеса, Лондон на пике популярности  британского рок-н-ролла.

Вот он едет по центральному проспекту, оставляет мгновение в облаке пыли и вся шпана района сбегается к дороге, из садов, из дворов, из прохладных подвалов. Мальчуганы вылезают из куч песка и грязи, из вымытых парадных, где шмалили стыренную у отца махорку, успеть хоть глазом да увидеть Козлевича на «Зеленой антилопе».

Панк внутреннего сгорания

Однажды, ясным утром в середине лета, к нам заехало то, чего ни до, ни после видеть не доводилось. Старый джип въехал как десятки других, а его заметили все! Виной тому концептуальный внешний стиль, квинтэссенция которого находится где-то на тонкой грани между Алилуя словом ДК – «пиздец» и Коммодоровским палубным девизом – «ебала!».

Капот, все пять дверей,  побитая судьбой оболочка была озадачена всевозможной хренью. Хрень испокон веков жила и процветала на нем, как грибы на подходящем пне, тупо пожирая свободную площадь: лысые головы, корявые ручки, безголовые туловища кукол торчали и висели в случайных местах, и весь этот балаган походил на кунсткамеру игрушечных монстров. Боевыми «засечками» корпус покрыли наклейки со всего мира, где хочется верить, проехал этот ветеран.

 

Поделись с друзьями!

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *